Участие в кастинге для телешоу

Сбежавшая» невеста. Корреспондент «Вечерки» приняла участие в кастинге для телешоу. Сейчас уже трудно сказать, какая компьютерная мышь дернула меня тогда, около двух месяцев назад, заполнить анкету участницы. Скорее всего, это было банальное любопытство. Для реалити-шоу телеканала ОНТ «Приданое для невесты» я не годилась по нескольким немаловажным параметрам. В первую очередь, по причине давнего замужества. И в анкете я честно призналась: так, мол, и так, в законном браке состою, но охочусь за приданым, которого в свое время у меня не было.

На улице…

Потом я многократно пожалела, что нажала кнопку «отправить». И когда в конце августа, как обещалось, мне никто не позвонил, вздохнула с облегчением – кастинг прошел мимо меня. Как бы не так! В прошлый вторник мой телефон неожиданно ожил, и голос с телеканала ОНТ пригласил меня на первый отбор. Приглашение столь неожиданное, что я поначалу отказалась. И только поразмыслив, условилась приехать. Не ради выигрыша в 25 миллионов, но с целью написания статьи. На кастинг я захватила своего сына. Чтобы запомниться жюри.

Итак, в пятницу, 5 сентября, к 12.00 нас ждали в здании Национальной школы красоты. Прибыв туда на полчаса раньше, в очередной раз убедилась – дамы излишней нетерпеливостью не страдают. В 11.30 у дверей Национальной школы красоты, где проходило действо, никого не было. Поэтому, скоротав время в ближайшей кофейне, вернулась точно к полудню. И к этому часу здесь распустился цветник из невест.

На горизонте замаячила эффектная девица в полосатом костюме, появление которой всполошило даже строгую и непробиваемую службу охраны. Да, это достойная кандидатура на приданое! Но… К нашему счастью при ближайшем рассмотрении красавица оказалась певицей Анжеликой Агурбаш. И в конкурсе ей отводилась роль представителя жюри.

В фойе…

Моя «уличная» очередь тем временем продвигается вперед, и мы вместе с сыном оказываемся у стола регистрации. Вдогонку получаем уведомление от секьюрити: «Провожатые остаются на улице!» Провожатые – это мой четырехлетний ребенок, которого я, разумеется, беру с собой. Нам достается порядковый номер 30 и номер общего зачета – 688. Дама-регистратор сообщает, что до кастинга допущены далеко не все, кто прислал анкету. Так что мы, можно сказать, прошли во второй тур. Позже узнаем, что телеканал получил более тысячи анкет (притом, что сайт ОНТ работает крайне медленно), а на кастинг пригласили человек пятьсот. Говорю «человек», потому что среди охотников за приданым было два юноши. Один из них прийти на кастинг отказался, а второй зарегистрировался в первый отборочный день и одиноко бродил в фойе, под номером 45.

Девушки настроены весьма дружелюбно. Я оказалась рядом с Леной – асом в подобных мероприятиях:

- Недавно принимала участие в отборе для детской передачи, – сообщает Лена, взмахивая длиннющими ресницами. - Но не прошла, потому что там нужен тонкий голосок, а я хочу, чтобы все слышали мой собственный голос. Я ведь пою на свадьбах. Когда-то была главным игроком в шоу «Один против всех». Правда, смогла дойти только до четвертого вопроса.

И дальше девушка сетует, как не везет ей на всевозможных конкурсах. Дважды участвовала в «Мисс университет» и всякий раз получала второстепенные титулы:

- Ой, я так расстраиваюсь, когда проигрываю… - это уж Елена заявляет просто так, ради поддержания разговора. И подобревшие служители местного порядка успокаивают – к конкурсам нужно относиться проще. Игра есть игра.

На одном из кожаных диванов расположилась светская львица всех времен и народов Элеонора Езерская. Неподражаемая особа пришла явно «потусить» – к жюри она никакого отношения не имеет. Дама восседает в изумительной розовой кофточке, прикрытой таким же молочно-розовым шарфом. Сумочка под стать – в пластиковые румяные цветочки.

Единственный юноша держится особняком. Девушки, представшие пред ясные очи жюри, ведут себя по-разному. Кто-то раздосадованно выбегает из зала, где проходила съемка, не проронив ни слова. Кто-то с улыбкой делится впечатлениями: ничего страшного, вопросы нормальные. Иногда жюри просит девушек привести своих женихов, которые дожидаются тут же, в фойе. Вынуждают на всю страну признаться невесте в любви. В общем, жюри, во главе с одним из первых лиц канала Егором Хрусталевым, делает шоу. Некоторые девушки недоумевают – почему кто-то приходит сюда, не имея за душой парня. На что получают вполне резонное заключение – не стоит относиться к кастингу серьезно. Это всего лишь шоу.

А кругом шныряют журналисты. Признаться, такого количества интервью я никогда не раздавала. Начиная от представителей самого телеканала, один из которых донимал ребенка вопросами: «На что вы потратите выигрыш?» (ответ – на машину и мотоцикл) – и заканчивая корреспондентами не известных мне газет. Присутствие женщины с ребенком на подобном конкурсе не могло не заинтриговать. На это я, собственно, и рассчитывала.

Перед камерами…

И вот он, наш звездный выход. Я изобретаю универсальные интересные ответы и прихожу к выводу, что они банальны и скучны. В зал заходят по три человека (ребенок будет четвертым). К девушке, которая пойдет вместе со мной, присоединилась группа поддержки в лице мамы (ее все-таки пропустил секьюрити!). Мама волнуется больше – как перед настоящей свадьбой. Мы тем временем получаем последний инструктаж от юноши в футболке ОНТ: «Главное, чтобы вас запомнили!»

Прямо перед нашим носом в зал, где проходят съемки, вне очереди продефилировала певица Инна Афанасьева в сопровождении двух не слишком молодых особ. Так что наш позор на всю страну чуть-чуть отсрочен. Надо полагать, Афанасьева просто приглашенная псевдоучастница конкурса – опять же ради шоу. После раздачи певицей воздушных поцелуев разрешили войти и нам.

Появление ребенка об руку с участницей крайне развеселило жюри. На первую охотницу за приданым они не обратили никакого внимания. Вторая моя соперница (та, которая с мамой) декламировала стихи-посвящение любимому. В жизни этой претендентки все расписано на годы вперед. Свадьба предполагается следующим летом. Современной Ахматовой аплодировали и спросили, за что она любит своего избранника: «Не всегда же он будет суперменом, как вы описали!» Чуть опешив, девушка нашлась, что ответить – что-то про надежность.

Дальше была моя очередь. Я была готова произнести многое. Хотела предложить что-нибудь напечатать на компьютере с завязанными глазами – иными талантами особо не владею. Но, хотя волнения и не было, все позабыла. Правда, жюри оказалось не слишком въедливым. Кроме упомянутых Хрусталева и Агурбаш, за отбором следила директор Национальной школы красоты Ольга Сережникова и несколько не известных мне людей. Сначала они спросили, умею ли я танцевать. Я просила не подвергать меня этой пытке. «А если очень постараться?» - «Ну тогда, быть может, чуть меньше ног оттопчу!» А потом они подозрительно стали спрашивать о том, смогу ли я пробежать 100 метров в свадебном платье и на каблуках (следующий конкурсный этап). Интересовались, готовы ли родители мужа поддерживать меня на соревнованиях.

В общем, если я и выйду в следующий тур, это будет только благодаря сопровождавшему меня сыну. На этот этап из 500 человек отберут только 50 (результаты станут известны на днях). 14 сентября девушки должны пробежать стометровку на каблуках. Но на этих состязаниях меня не будет точно. Потому что материал уже написан…

Редакция газеты “Вечерний Брест”



Календарь

Сентябрь 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100