По итогам января-июня 2008 г. снижение энергоемкости ВВП составило 7,3%

Повышение энергоэффективности — В республике пока не создана действенная система снижения затрат на производство и потребление электроэнергии — таков главный вывод, сделанный в прошлый вторник на Президиуме Совета Министров, обсудившем результаты работы по энергосбережению в первой половине 2008 г.

О том, что конкретно было упущено и какие меры намечено предпринять для корректировки ситуации, корреспонденту рассказал заместитель председателя Госстандарта — директор департамента по энергоэффективности Леонид ШЕНЕЦ.

— Леонид Васильевич, давайте допустим, что не все читатели газеты, что называется, с карандашом в руках штудировали Закон «Об энергосбережении», Директиву Президента № 3, Программу модернизации основных производственных фондов, энергосбережения и увеличения доли использования собственных теплоэнергоресурсов (ТЭР) и не знают, какой должна быть эта система…

— Она потому и называется системой, что вся работа по снижению энергоемкости отечественной экономики должна вестись по определенному алгоритму, выработанному в названных вами и других документах. Скажем, к 2010 г. этот показатель в сравнении с 2005 г. должен снизиться на 31%, за 5 следующих лет — еще на 28, потом еще на 23%… Мы должны стремиться к уровню энергоемкости ВВП промышленно развитых стран Евросоюза, находящихся в аналогичных природно-климатических условиях.

По итогам января-июня 2008 г. снижение энергоемкости ВВП составило 7,3% при установленном задании 7-8%, хотя могли сработать значительно лучше — по ряду причин, прежде всего из-за задержек с согласованием, опоздали с получением средств на установку новых энергоэффективных котлоагрегатов, способных работать в том числе на древесном и других видах местного топлива. В результате при годовом задании установить 308 котлоагрегатов за полугодие смонтировали только 70.

Не в полном объеме в начале года получали электроэнергию из Российской Федерации. Недопоставки пришлось компенсировать за счет наращивания ее выработки на собственных электростанциях, а здесь удельный расход топлива на производство каждого киловатт-часа оказался в среднем на 9,4 грамма больше.

— Можно ли говорить, что теперь работа пойдет более гладко?

— Давайте не будем торопиться с подобным утверждением. Например, недостаточны пока темпы прироста перехода на то же местное топливо. При задании на год 436 тыс. тонн условного топлива (т у.т.) за I полугодие использование местных видов топлива (МВТ) и вторичных энергоресурсов (ВЭР) выросло на 139,4 тыс. т у.т. (32% от годового задания). Доля МВТ в обобщенных энергозатратах увеличилась только на 0,9%.

Неудовлетворительно ведется работа по приросту использования МВТ и ВЭР в Гомельской, Минской и Могилевской областях (соответственно 1,5%, 4,6% и 9,9% от годового задания). В Брестской области вместо прироста использование МВТ и ВЭР сократилось на 2 тыс. т у.т.

Снижает объемы применения МВТ население, в связи с чем правительство поручило нашему департаменту, Минэкономики и МИД изучить зарубежный опыт и подготовить предложения относительно механизма стимулирования роста использования им местных видов топлива.

Считаю, что мы пока не использовали и другие резервы сокращения энергозатрат. Например, в Японии на государственном уровне принято решение, в соответствии с которым в утренние часы (примерно с 8 до 11, когда потребление электроэнергии достигает максимального уровня) даже в самые жаркие дни на один час отключают кондиционеры. Итог этого самопожертвования — более чем 14-процентное снижение установленной мощности. Почему бы к аналогичному решению, хорошенько проработав его на всех уровнях, не прийти и в нашей стране? Считаю, что можно перевести на работу в часы минимального спроса на электроэнергию и энергоемкое оборудование промышленных предприятий.

Значительный эффект дает увеличение выработки электроэнергии на тепловом потреблении — в режиме так называемой когенерации. Судить о нем можно, сравнив такие, например, цифры: в конденсационном режиме, в котором работает основная часть наших энергетических мощностей, на производство каждого киловатт-часа расходуется 340-350 граммов условного топлива. В когенерационном затраты не превышают 190 г/кВтЧч. Особенно эффективны совместная выработка и использование тепловой и электрической энергии при сушке различных изделий и материалов. Но пока в подобном режиме мы вырабатываем только 10,5 млрд. кВтЧч электроэнергии при ее годовом потреблении 36 млрд. кВтЧч — смело можно прибавить еще миллиарда три.

— А как стимулируется работа по энергосбережению на промышленных предприятиях?

— Стимул для них уже в том, что снижая энергоемкость своей продукции, хозяйственники тем самым повышают ее конкурентоспособность на рынке, иначе говоря — спрос, объемы продаж и как следствие — прибыль. Из новых подходов к стимулированию этой работы можно отметить возможность получения кредитов под крупные высокоэффективные проекты с погашением процентов из средств республиканского бюджета, а также освобождение от таможенной пошлины ввозимого энергосберегающего оборудования, которое не призводится в самой республике.

— Какое главное решение было принято на заседании Президиума?

— Прежде всего необходимо строго выполнять задания Государственной комплексной программы модернизации основных производственных фондов белорусской энергетической системы, энергосбережения и увеличения доли использования в республике собственных топливно-энергетических ресурсов и Республиканской программы энергосбережения на 2006-2010 гг. Премьер-министр С.Сидорский особо подчеркнул, что это должно касаться каждого республиканского органа государственного управления, облисполкомов и Минского горисполкома, предприятий и организаций.

Повышенное внимание должно быть уделено и своевременному выполнению крупных энергоэффективных проектов. К слову, Республиканской программой энергосбережения запланировано внедрение в 2008 г. 22 крупных энергоэффективных проектов.

В январе-июне из 4 запланированных внедрены 2 мероприятия. Под угрозой срыва выполнение семи мероприятий, в т.ч. 4 — концерна «Белнефтехим», по одному — Минсельхозпрода, концернов «Беллегпром» и «Беллесбумпром».

— Руководители многих отраслей и крупных предприятий пытаются оспаривать доводимые до них прогнозные показатели сокращения энергопотребления. Будет ли правительство и впредь придерживаться этого механизма оптимизации расхода ТЭР? Или возможна какая-то иная схема снижения энергоемкости отечественной экономики?

— В качестве ответа приведу такие примеры. В 2003 г. РУП «Витязь» произвел товарной продукции на 70 млрд. Br, в нынешнем планирует выйти на 178 млрд. В то же время 5 лет назад предприятие потребляло 136 тыс. т у.т., сейчас 98 тыс. т.

В ПО «Гродно «Химволокно» удельный вес энергозатрат в себестоимости продукции с 2003 по 2008 гг. снизился с 10,8 до 6,3%, а ее энергоемкость с 387 т у.т./млн. Br до 178 т у.т. И это при том, что цена газа за это время выросла в несколько раз.

В РУП «Бобруйский завод тракторных деталей и агрегатов», где в 2006 г. была создана т.н. демонстрационная зона высокой энергетической эффективности, уже через год показатель энергосбережения составил минус 40%, а нормы расхода ТЭР на выпускаемую продукцию по сравнению с 2005 г. уменьшились: по электроэнергии — на 10%, по тепловой энергии — на 56%. При росте товарной продукции в 2 раза доля ТЭР в ее себестоимости сократилась с 6,1% до 3,4%.

Так что не нужно оспаривать правительственные решения, а следует принимать своевременные меры по улучшению экономического положения своего предприятия. Рачительное использование ресурсов, снижение всевозможных потерь, повышение эффективности производства — вот прямой путь к его благополучию.

«Экономическая Газета»



Календарь

Сентябрь 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100