Человек с паспортом пролежал в морге 9 дней, а в это время его искали родные

«Одно окно» для живых и мертвых. Говорят, на земле было бы проблем намного меньше, если бы каждый просто занимался своим делом. Причем честно и добросовестно. Представляете, насколько все элементарно – делать свое дело и ничего больше, никаких сверхусилий! История как раз о том, чем может обернуться простое недовыполнение кем-то своих непосредственных обязанностей.

Человек с паспортом пролежал в морге 9 дней, а в это время его искали родные…31 июля пятидесятивосьмилетний Василий Трофимович Андросюк, работавший стропальщиком в фирме «Облик», вышел из дома и не вернулся. Естественно, родственники - жена Владислава Сергеевна, пенсионерка, и дочь Елена - начинают поиски. Первое, что приходит на ум, конечно же, позвонить в милицию и скорую. Там вежливо перенаправляют: обратитесь в областное бюро регистрации несчастных случаев (БРНС). Мол, вся информация о лицах, помещенных в больницы, задержанных милицией, а также сведения из моргов поступает непосредственно туда. За это и зацепились, как за спасительную соломинку. День, два, три – в БРНС никакой информации о пропавшем.

К поискам подключается милиция. 2 августа в дом Андросюков приходит следственная группа и действует согласно инструкциям – проводит допросы, проверяет комнаты, дом и хозпостройки. Другими словами, начинаются официальные поиски. Проходит еще пара дней: без результатов. Тревога нарастает. Родственники цепляются за любые «поисковые» средства: сами обходят все недостроенные и заброшенные дома в районе «Березовки» и «Плоски», развешивают по городу объявления о пропаже человека. Даже прибегают к помощи народных «следопытов» - всезнающих гадалок. Те в основном либо успокаивают «жив, обязательно найдется», либо отделываются загадочным «находится между жизнью и смертью». А вестей из милиции и бюро регистрации несчастных случаев по-прежнему никаких.

Наступает 8-е августа – девятый (!) день поисков. Один из советов со стороны – не надеяться больше на БРНС и, приготовившись к худшему, самостоятельно начать обзванивать… морги. Ничего не поделаешь, с замиранием в сердце Владислава Сергеевна начинает «беспокоить» эти инстанции. И в морге судмедэкспертизы слышит нокаутирующий ответ: «Андросюк В. Т., проживающий по такому-то адресу, поступил 31 июля. 1 августа сделано вскрытие и установлена причина смерти – хроническая ишемическая болезнь сердца».

Слезы, горе, убийственная рутина похорон…

Но почему об умершем человеке, при котором имелся паспорт и тело которого находилось в морге, родственники узнают только на девятый день? С этим вопросом и начала хождение по различным инстанциям Владислава Сергеевна.

Как-то, находясь в поликлинике на перевязке (следователи проводили проверку хозпостроек, пришлось придержать собаку, а та в ярости сильно покусала хозяйку. – А.К.), Владислава Андросюк случайно попала на комиссию из Министерства здравоохранения. Важные люди ходили по поликлинике и спрашивали посетителей о проблемах и пожеланиях. Она и рассказала им о своем случае. Реакция незамедлительная: создается комиссия для проведения служебного расследования по фактам, «входящим в компетенцию органов здравоохранения». И через два дня уже приходит ответ за подписью главврача Брестской центральной поликлиники Николая Шиленка. Из этого письма можно четко представить картину, где, как, кто и во сколько предпринял попытки оказания помощи умирающему. В принципе, скорая помощь сделала все возможное. Но, увы, спасти человека не удалось.

А вот далее в ответе читаем самое интересное: «Старшим врачом смены передана оперативная информация в РОВД. По прибытии сотрудников РОВД им были переданы вышеуказанные документы (паспорт, медицинская карта амбулаторного больного. – А.К.). У врача и фельдшера взяты показания о происшедшем. По направлению инспектора РОВД Савчица, тело доставлено <…> в морг службы судебно-медицинских экспертиз».

Вот так. Оказывается, уже 31-го июля в трех инстанциях было известно о смерти конкретного человека: в скорой, в милиции и в морге. И за девять дней никто не «успел» известить родственников о случившемся.

Естественно, возникает и вопрос: а должны ли были это делать? Судя по ответу начальника управления государственной службы медицинских судебных экспертиз В. Могучего, «розыск родственников умерших граждан <…> не входит в перечень задач, возложенных «Положением о Государственной службе медицинских судебных экспертиз» на функциональные подразделения службы». Получается, морг не должен. Скорая тоже не обязана. Они должны в первую очередь проинформировать милицию, что и сделали.

А вот что касается наших доблестных органов правопорядка, то удалось выяснить: существует «Решение координационного совещания руководителей правоохранительных органов и управления здравоохранения Брестской области». В нем-то четко и написано о том, что оперативный дежурный любого органа внутренних дел обязан выяснить, кто из близких родственников извещен о смерти… Именно это и не было сделано.

Несколько непонятно и поведение следователей: неужели так сложно было «пробить» по своей линии пропавшего человека? Ведь информация в РОВД об этом случае имелась уже вечером 31 июля.

И еще. Владислава Сергеевна в поисках ответа на вопросы «кто виноват?» и «кто не сообщил?» посетила многие инстанции. Естественно, получала и ответы. А вот читать их иногда было тяжело. Наверное, неплохо перед отправлением адресату письмо еще раз проверить. Тогда и подобных ошибок удалось бы избежать. К примеру, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 8 августа 2008 года за подписью опер-

уполномоченного ОУР Ленинского РОВД г. Бреста капитана милиции А.В. Мирановича и заместителя начальника ОУР майора милиции С.И. Дмитрука есть такая фраза: «31.07.2008 года труп Андросюка В.С. (!) без признаков насильственной смерти был обнаружен во дворе дома…» И направляется все это… Андросюк В.С. Понятно, случайно клавишу не ту нажали – бывает. Но каково читать живому человеку?!

А теперь вернемся к бюро регистрации несчастных случаев. В его обязанности входит, если верить рекламным публикациям в СМИ, не что иное, как «сбор информации о лицах, помещенных в лечебные учреждения, задержанных милицией, сведения из моргов».

Судя по всему, со своей обязанностью на протяжении 9 дней и это ведомство не совсем справилось. Иначе и не объяснишь, почему сведениями об умершем человеке (установленном!) здесь не располагали.

Начальник БРНС Эмиль Магеррамов ответил прямо: нам не сообщили. А вот услышать конкретнее: обязаны ли службы сбрасывать информацию о потерпевших или же бюро должно само обо всем узнавать - так и не довелось. Эмиль Эльдарович говорил лишь о «взаимных договоренностях» между БРНС и многочисленными службами.

Что ж, если договоренности имеются, может, следует в них внести побольше конкретики? Иначе в подобный хаос, не дай Бог, угодит кто-то еще.



Календарь

Сентябрь 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100