Выступление Президента Беларуси А.Г.Лукашенко на встрече со студентами БГУ

Беларусь в современном мире

Дорогие друзья, я хочу вас поздравить с новосельем. Хороший вы сделали подарок городу Минску. Спасибо вам, что вы привели в порядок этот уголок нашего общего дома. Для того, кто будет здесь работать, учиться, — это действительно достойное место. Конечно, этот уголок должен быть гораздо теплее. Все должно быть достойно и красиво, как это и положено в уютном доме.

Мне приятно видеть, как вы обживаете на сегодняшний день этот учебно–исследовательский комплекс, отвечающий самым современным требованиям и европейским стандартам. Хорошая библиотека, техническая оснащенность аудиторий, создание настоящей телестудии, ряд других новшеств — это все позволит повысить качество учебного процесса и уровень подготовки наших специалистов. Поможет ярче проявиться талантам и способностям будущих звезд нашей отечественной журналистики. И не только, наверное, журналистики.

Должен отметить, что со времени моего предыдущего посещения Белорусского государственного университета здесь многое изменилось, думаю, в основном в лучшую сторону. Построены учебно–гостиничный комплекс, корпус для будущих юристов и новое здание для ваших факультетов. Но на этом университетские новостройки не заканчиваются, и мне приятно сегодня было услышать, что новостройки грандиозные заканчиваются, а вот модернизация, капитальный ремонт существующего — будет продолжен. Не начат, а продолжен.

Эти годы были годами непростых, временем тяжелых преобразований, как в стране, так и здесь, в БГУ. Очень важно, что вам удалось вернуть статус главного вуза, ведущего учебного и научного центра нашего государства. Укрепить свое основное богатство — квалифицированный преподавательский корпус и высочайший уровень образования.

Мы заинтересованы в том, чтобы марка и престиж БГУ достойно поддерживались как в Беларуси, так и за ее пределами. Чтобы на вас равнялись другие университеты и учебные заведения. Для этого делается все возможное.

Слова о том, что образование — приоритетное направление социально–экономического развития Беларуси, у нас не расходятся с делом. Только в нынешнем году в эту сферу будет вложена одна пятая часть средств консолидированного республиканского бюджета.

За последние годы в стране созданы два новых региональных университета, введены в эксплуатацию 10 объектов для высших учебных заведений на сумму более 200 миллиардов рублей. Ежегодно повышаются все виды стипендий. Начиная с 2008 года значительно увеличены доплаты преподавателям и научным работникам за ученые степени и звания.

В ближайшие годы в белорусских вузах вырастут новые учебные корпуса и общежития более чем на 14 тысяч мест. На эти цели будет выделено 900 миллиардов рублей.

Считаю, что капитальные вложения в развитие образования, подготовку квалифицированных специалистов — это самые верные и правильные инвестиции в перспективу нашего молодого государства.

Дорогие друзья! Для меня огромную ценность представляют встречи и беседы с людьми. Особенно заинтересованные и откровенные разговоры со студенческой молодежью. Они позволяют по–новому, более системно и, как говорится, поднявшись над текучкой будней, увидеть многие проблемы, находить нестандартные решения актуальных задач.

На предыдущей встрече в главном корпусе университета мы обсуждали проблему исторического выбора Беларуси. Тот, кто принимал в этом участие, особенно преподаватели, могут уже с позиции того времени оценить, правильно ли мы выбрали тот путь, по которому идем, и исторический ли это был выбор для нашей страны. Я не буду опять вас агитировать, возвращаясь к той нашей встрече. Думаю, те, кому это надо и кто этим интересуется, сегодня могут оценить путь, пройденный за это время, и тот выбор, который нами был осуществлен.

Это было вызвано тем, что очень уж много нареканий и от учителей, и от учащихся, и от студентов, и просто от неравнодушных людей тогда было на то, что натворили в постперестроечное время определенные деятели в сфере отечественной, да и мировой истории. Всё перевернули, исказили, живого места не оставили. Прямо скажу, после того обсуждения исторической темы перед белорусскими учеными были поставлены конкретные задачи. И как результат — существенное улучшение школьных и вузовских учебников.

Сегодня наш разговор проходит в особой аудитории. Здесь находятся будущие журналисты, философы, социологи, политологи — люди, которые вскоре будут влиять на развитие государственной идеологии и политики и будут творить ее, формировать общественное мнение. Поэтому, думаю, вам будет близка и интересна тема сегодняшней беседы. Я думаю, ее можно было бы обозначить так: каково же место нашей Беларуси в современном мире?

Я далек от того, чтобы читать вам лекцию. Я просто выступаю перед вами с определенной точкой зрения и хотел бы, чтобы потом вы, задавая вопросы, могли высказать мнение свое.

Начнем с главного: что представляет собой современный мир и как выглядит в нем наша страна?

Смена тысячелетий стала временем зарождения и бурного развития нового мирового порядка. Его главные признаки — формирование однополюсного мира и глобализация.

Вторая половина ХХ столетия вошла в историю как эпоха «холодной войны», стержнем которой являлась набирающая обороты гонка вооружений. Именно она определила двух главных лидеров на мировой арене — прежде всего Соединенные Штаты Америки и Советский Союз. Однако, как ни парадоксально это звучит, именно военная сила и угроза были гарантами сохранения равновесия мирового сообщества. Развал Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой ХХ века. В первую очередь из–за разрушения существовавшей системы биполярного мира. Наверное, вряд ли уже даже в этой аудитории и молодежной, и возрастной найдется хоть один человек, который будет оспаривать неоспоримое: — что Советский Союз мы разрушили зря и это была катастрофа.

Василий Иванович (Стражев) помнит еще те депутатские мои годы и первые выборы Президента. Тогда так не все считали. И отсюда, из БГУ, не будет вам это в обиду сказано, раздавалось от многих: какое, мол, счастье, что мы развалили страну и наконец мы независимы и суверенны. Спустя время мы убедились, что это не просто плохо, это катастрофически опасно для нашей планеты. И если нам не удастся сбалансировать ситуацию в мире, и если нам наш мир, нашу планету, наш «шарик» не удастся поставить на несколько опор, до тех пор мы будем балансировать на грани опасности. В этом, с моей точки зрения, опасность однополярного мира.

Эта мощь, это противостояние, оно обеспечивало баланс прежде всего с точки зрения военной. Многие надеялись, что окончание «холодной войны» станет избавлением от больших военных расходов, а высвободившиеся ресурсы будут направлены на решение глобальных, очень важных для человечества задач: продовольственных, энергетических, экологических и других проблем. Сколько этих проблем в мире!

Но эти ожидания, как мы видим сегодня, не оправдались. На смену «холодной войне» пришла еще более ожесточенная борьба за энергетические ресурсы. По сути, начался новый передел мира. В ход идут любые средства, вплоть до оккупации независимых государств, как это произошло с Ираком. Или незатухающие военные конфликты на Африканском континенте.

Однополярность — это опасная болезнь, которая может привести к деградации и гибели мира. Ведь она в корне убивает конкуренцию — основополагающий принцип развития человеческой цивилизации, лежащий в основе ее движения вперед.

Однако от любой болезни обязательно найдется лекарство. На политической карте Земли формируются и активно заявляют о себе новые центры силы, способные противостоять имперским амбициям одной сверхдержавы.

Внешнеполитическая стратегия Беларуси строится на трех основополагающих принципах: политический суверенитет, экономическая открытость и равные партнерские отношения между странами.

Золотое правило белорусской внешней политики — многовекторность и заинтересованность во взаимовыгодных контактах. Мы ни от кого не отгораживаемся железным занавесом. Наоборот, активно стремимся к сотрудничеству со всеми государствами. И в первую очередь с такими гигантами, как Россия, Китай, Индия, страны Азии и Латинской Америки, а сегодня и Африки. Нас объективная реальность к этому подталкивает.

Около 70 процентов всего, что мы производим в нашей стране, уходит на экспорт, все это мы продаем, чтобы нормально жить, чтобы покупать то, что нам надо. Как можно закрыться от всего мира, а потом это попробовать продать? Если мы от кого–то закроемся, то точно так он закроется от нас. Я порой слышу: вот надо было бы пожестче, вот они так, а мы вот этак, смотрите, сколько рычагов… Надо помнить о главном, что если мы здесь очень жестко и резко повернемся, точно так же повернутся и к нам. Надо найти ту равнодействующую, чтобы не настроить против себя наших потенциальных и нынешних партнеров, но и ни в коем случае не потерять лицо суверенного и независимого государства.

Голос нашей страны сегодня уверенно звучит и в Организации Объединенных Наций, и на форумах Движения неприсоединения, в других международных организациях. Беларусь знают и уважают как форпост мира, спокойствия и стабильности. Мы выступаем инициаторами недопущения торговли людьми, терроризма, военных методов решения межгосударственных проблем.

Отдельные так называемые оппозиционные деятели любят много говорить о том, что сегодня Беларусь находится чуть ли не в международной изоляции. Мол, ее не признают в Евросоюзе и США. Я скажу, что после России наш второй по величине партнер в торговле — Евросоюз.

Показ Беларуси исключительно в серых, черных красках стал едва ли не хорошим тоном в одиозных отечественных и зарубежных средствах массовой информации и на различных интернет–сайтах. Даже наши явные успехи, например, заключение взаимовыгодных контрактов на поставки продукции в новые для нас регионы или победы на конкурсах «Евровидение», стараются принизить и исказить.

И дело вовсе не в том, хорош или плох нынешний политический строй нашей страны и Президент, который руководит страной. Нелюбовь к Беларуси вызвана совсем другими причинами. Они касаются геополитической и экономической сфер. Во–первых, определенные западные круги не устраивает активная роль Беларуси в процессах интеграции постсоветского пространства, в укреплении Союза с Россией. Можно перечислить много причин такой нашей интеграционной активности на постсоветском пространстве. Это, прежде всего, выгодно для нас с точки зрения экономики. Ведь это наш рынок. И мы должны здесь быть едиными, мы все в этом заинтересованы. Потому что 70 процентов произведенного в Беларуси, как я уже сказал, надо продавать. И зачем сегодня замещать рынки постсоветского пространства и искать новые далеко за океаном? Этот рынок надо удержать, этот рынок надо не потерять. А то, что мы найдем в Африке, Латинской Америке, в Азии, — это будет плюс к тому. Потому что экономике нужно развиваться, нам надо быть богаче. Чтобы быть богаче, чтобы вы имели большие стипендии — надо больше производить, больше и дороже продавать. А значит, качественнее надо делать продукцию. Вот и всё. И это не зависит от Президента, от того, плохой он или хороший. А если и зависит, то немного. Все зависит от нас. Поэтому мы активно себя ведем в интеграционных процессах на постсоветском пространстве.

И вторая прагматичная вещь, которая толкает меня к этому, — это оборона нашей страны, обеспечение независимости и суверенитета нашего государства. Прежде всего военная составляющая. Мы можем в одиночку этот вопрос решить? Нет. А когда мы за одним столом, все главы двенадцати государств, к сожалению, не пятнадцати, собираемся — это огромнейший потенциал, это более 300 миллионов человек, это самодостаточные республики, которые сегодня имеют всё: от природного газа, нефти до высочайших космических технологий. Нам это выгодно? Выгодно. Это — прагматизм. Я уже не говорю о том, что мы фактически один народ, мы люди, которые выросли в одном доме, мы разговариваем на одном языке. И, к счастью, мир сегодня повернулся именно в эту сторону, где мы живем. И нам ни в коем случае нельзя уходить друг от друга. Но я еще раз подчеркиваю: мы готовы сотрудничать и с Россией, и с другими нашими соседями, они от Бога, соседей не выбирают, мы это все прекрасно понимаем. Но только с учетом наших национальных интересов. Надо навсегда всем понять и запомнить, что есть такая страна, имя которой — Беларусь! И она обязательно найдет свое место в этом мире рано или поздно. Она сегодня активно борется за свое место под солнцем. И это надо воспринимать как данность. Это то, что я говорю своим коллегам–президентам и что, в конце концов, требую от тех, кто ко мне предъявляет и к моей стране излишние претензии.

Во–вторых. Почему к нам так относятся? Расширение нашего участия в мировой торговле, освоение новых рынков и развитие сотрудничества со странами Латинской Америки, Азии, Африки. Кому будет нравиться новый конкурент на рынках, которые считаются вотчиной, «зоной национальных интересов» одного государства?

То есть мы превратились в серьезного конкурента. Я приведу один пример. Наши большегрузные автомобили БелАЗы — это 30 процентов мирового рынка. А «катерпиллеры», «камацу» — грузовики американских, японских фирм? 30 процентов! Им бы хотелось этот кусок взять. Но пока не могут. И не только это. Возьмите наш Минский тракторный завод. Сегодня больше 90 процентов тракторов всего Советского Союза выпускает МТЗ.

Мы продаем свои тракторы, автомобили и прочие наши продукты начиная с Соединенных Штатов Америки и заканчивая Австралией. Конечно, мы конкурируем. Конечно, мы кого–то в эти сегменты в результате конкуренции не пускаем. Конечно, это не нравится нашим конкурентам и они постоянно стараются потеснить нас. Я это воспринимаю как нормальное явление. Я понимаю, что, если, допустим, крупный бизнесмен Соединенных Штатов Америки идет в правительство США, госдепартамент и начинает говорить, что вот надо бы помочь в конкуренции против белорусов, а короче говоря, прижать их разными санкциями, насколько это возможно, госдеп и правительство США идут ему навстречу. Но поскольку они проводят оголтелую политику, то особо и не прячут эти методы. Мы не так сильны, как Соединенные Штаты Америки, но когда ко мне приходят руководители наших белорусских предприятий и просят соответствующей помощи в этой конкурентной борьбе, — конечно же, я им помогаю и настраиваю Правительство на это. Конечно, если ко мне придет Василий Иванович Стражев и скажет: слушайте, помогите мне, чтобы БГУ достойно победил, соревнуясь хоть с Гарвардом, хоть с другими университетами, — конечно же, я буду аккуратно поддерживать его, насколько это сегодня возможно. Что мы и делаем. И побеждаем в этой борьбе. Кому будет нравиться такая политика? Никому. Вот и весь ответ на вопрос, плох или хорош Президент и тот политический курс, который сегодня мы исповедуем или создали в нашей стране. Вопрос абсолютно не в этом. Жизнь гораздо прагматичнее, и мир стал абсолютно прагматичным.

Соединенные Штаты Америки, ставшие после краха Советского Союза единственной сверхдержавой, взяли, к сожалению, жесткий курс на построение однополярного мира. Противовесом этой имперской стратегии в современных условиях может быть и Россия, и Китай, и Индия, и страны Латинской Америки поднимаются. В этом я убедился после своего последнего визита туда. Да и Африка не будет молчать. Появляются новые центры силы, которые могут спасти нашу планету. И один из таких центров силы находится здесь, на перекрестке путей России и Беларуси. Отсюда и такое отношение к нам.

Такую политику проводят они. И пытаются в эту политику втянуть и другие государства, в том числе и Европейский союз.

Беларусь, конечно же, естественный, исторический союзник России, с которой она связана военно–техническим сотрудничеством, духовными узами, экономическими интересами. Около половины всего экспорта нашей страны — это Россия. В рамках Союзного государства нам гораздо легче обеспечить свое устойчивое развитие. Простой пример: внешнеторговый оборот с Российской Федерацией в прошлом году достиг 26 миллиардов долларов — это больше половины всей внешней торговли Беларуси.

Наша страна не стремится в НАТО и не допускает размещения на своей территории ракет, нацеленных на братское государство. Мы выступаем за формирование общеевропейской системы безопасности для всех государств без исключения.

Беларусь самостоятельно выбирает друзей и союзников, не спрашивая советов американских мудрецов. Сотрудничает и с Китаем, и с Ираном, и с Венесуэлой, и другими государствами, чем вызывает раздражение США.

Посмотрите, как активно и динамично мы начали свое сотрудничество с Венесуэлой. Наша страна, образно говоря, прорубила окно в Южную Америку. Получила доступ к богатейшим нефтяным ресурсам. Открыла новый рынок для своих товаров и услуг. Приобрела надежного политического союзника в лице, может быть, кем–то так не любимого Уго Чавеса.

Белорусско–венесуэльские отношения — это реальный вклад наших стран в формирование многополярного мира. Вместе мы представляем силу, не считаться с которой не могут даже сверхдержавы.

Многие, особенно среди молодежи, читая отдельные высказывания на сайтах, слушая наших очень «грамотных» и «свядомых» размышляют: ну что вы, зачем нам нужна Венесуэла? Я хочу вам объяснить эти вещи популярно. Мы ведь в Венесуэлу пошли не потому, что мы хотим только лишь с ними дружить. Слишком это далеко. Но почему же мы туда пошли? Потому что нас туда позвали и нас там ждут. Потому что у нас нет того, что есть там. А у них нет того, что есть у нас. Этот визит мы оформили очень сильно, мощно, представили выставку лучшего белорусского. Все, что мы привезли, было закуплено Венесуэлой. Весь товар был скуплен по приличным ценам. Нам это выгодно, потому что денег у них сегодня много. Так сложилась ситуация. У меня Уго Чавес спрашивает: ну а что тебе надо, вот скажи, и мы все сделаем для Беларуси. Я отвечаю: ты же понимаешь, чего у нас нет. Мы хотели бы прийти и не просто купить у вас нефть, а сами добывать. Передовые технологии, которыми обладает Беларусь в нефтедобыче, — они высочайших мировых стандартов. Мы передадим вам эти технологии. Вы будете нам как свои люди, но и вы помогите нам. Он открывает карту, спрашивает: какое вас интересует месторождение? Конечно, мы знали все эти месторождения и мы ему показываем два месторождения — мы хотим здесь. Он отсылает министру: сделайте, чтобы белорусы там работали. Наше Правительство приходит через полгода ко мне: Александр Григорьевич, эти месторождения через два года мы разработаем. Вот нам бы до Нового года чтобы уже нефть белорусская была. Я говорю: а что для этого надо? Надо попросить Чавеса, чтобы он на действующих месторождениях дал нам скважину. И что вы думаете? Он приглашает свою основную компанию, которая добывает до 100 миллионов тонн нефти в год, и говорит: надо с белорусами создать совместное предприятие на действующих месторождениях. И они отдают нам часть акций этой компании (60 на 40, по–моему) и говорят: пожалуйста, добывайте. А что добывать? Там уже все качается, очищается и нефть готовая идет. И вот когда я был в Венесуэле, он мне говорит: я хочу тебя завезти и показать, где белорусы добывают нефть.

Ну скажите, какое государство сегодня делает такие подарки? Даже самое близкое нам государство — Россия — этого не сделало, к сожалению. И когда я ставлю перед россиянами вопросы, веду переговоры с Президентом, я говорю: зачем нам за тридевять земель ехать? У нас есть чем рассчитаться, разрешите нам добывать как иностранцам у вас нефть, газ. Мы все это умеем делать, наши люди там еще остались, которые бурили эти скважины, работают, с удовольствием будут и на свою страну работать. Они мне в ответ подают сигналы: да, да, да — это правильно, это надо… Но прошло уже 8 лет работы нынешнего Президента и ни один вопрос не решен. А здесь мы в течение года решили вопрос. Почему мы должны отказываться от этого?

Но самое главное: Венесуэла — это страна, которая имеет огромные материальные ресурсы. Там фактически до Чавеса была колониальная страна. Американцы оттуда выкачивали нефть и платили за тонну один доллар. Сегодня тонна нефти стоит 500 — 600 долларов. За бесплатно выкачивали ресурсы! Конечно, Чавес забрал это под крыло, национализировав. Вот они сейчас драку против него устроили, пытаются арестовать активы и так далее. Он заявил: в Америку нефть не пойдет. И она сразу подскочила чуть ли не под 100 долларов по цене. Это — крупный игрок на международных нефтяных рынках. Там запасы нефти, которые сегодня оцениваются в перспективе выше, чем в России.

Богатейшая страна! Нефть на глубине не пяти километров или трех, как мы добываем в Беларуси, а на семистах метрах. Газовые запасы колоссальные. И все, что у них есть, есть у нас. Мы их попросили: купите наши калийные удобрения. В течение полугода вопрос решен. Полмиллиона тонн мы поставляем туда калийных удобрений. Мы им говорим: приезжайте, посмотрите, что мы производим. Чавес посмотрел — и это хочу, и это, и это… Я говорю: хорошо, мы вам это сделаем, платите деньги. Нет вопросов, сразу полмиллиарда долларов на год из бюджета отложили в фонд, берите, белорусы, стройте то, что необходимо. Скажите, это что, плохо? Нет.

Страна прекрасная с прекрасной столицей, с прекрасным климатом. А многие люди в хижинах живут. Мы им предложили пять вариантов застройки. Они отдали нам центр Каракаса — сделайте. Они вообще были поражены работой наших архитекторов. И мы построим. А это большие деньги, которые они платят.

Почему мы должны от этого уходить или отворачиваться от этого сотрудничества?

Твердая, независимая позиция в международных делах — это отнюдь не недостаток свободы и демократии, главная причина, из–за которой на нас сыплются угрозы и санкции. Красноречивый пример — действия в отношении концерна «Белнефтехим». Этот концерн работает в Венесуэле, Иране, которые дали ему месторождения нефти и газа к разработке. Ничем иным, как экономическим шантажом со стороны недобросовестных конкурентов, стремящихся не допустить белорусские предприятия на латиноамериканский рынок, это назвать нельзя. Кстати, на протяжении нескольких лет звучали угрозы арестовать банковские счета не только Лукашенко, но и других руководителей Беларуси. Ну и что? Проинформировали вас хотя бы через Интернет, где нашли мои счета и руководителей нашей страны? Может, кто–то знает? Прочитал? Ничего не найдя, решили набросить экономическую удавку на государственные предприятия, на которых работают тысячи людей. Сегодня нам угрожают: мы арестуем уже их счета! Такие методы ничем нельзя оправдать. Их дискриминационный характер видим не только мы, но и другие страны, поддерживающие нас.

Наши подходы предельно конструктивны: нужен не диктат, нужен диалог! Мы очень заинтересованы в сотрудничестве со странами Запада, особенно Европейского союза. Сегодня на долю ЕС, я уже сказал, приходится 40 процентов белорусского экспорта.

Рынок Евросоюза является для нас вторым по значимости после российского. Экономическое партнерство со странами этого региона способствует привлечению в Беларусь инвестиций, современных технологий и модернизации производства. С другой стороны, торговля с Беларусью, участие в обеспечении белорусского транзита являются одним из важнейших элементов экономической, а следовательно, и социальной устойчивости для наших ближайших соседей, прежде всего прибалтийских государств и Польши.

Со вступлением в ЕС этих государств, с которыми Беларусь связывают общие исторические корни, всесторонние политические, экономические взаимоотношения, многократно возросла важность всестороннего диалога с Европейским союзом. Вы знаете, что сегодня даже по малейшим вопросам внешней политики и экономики наши соседи вынуждены всё в большей степени оглядываться на центральные органы Евросоюза. Границы этих государств с Беларусью — теперь уже внешняя граница ЕС, регулирование которой подчинено общеевропейским правилам, в том числе предусмотренным в Шенгенском договоре.

Хотел бы отметить, что мы неоднократно говорили нашим западным партнерам о возможных проблемах, с которыми народы наших стран могут столкнуться после расширения Шенгенской зоны.

Более того, в одностороннем порядке мы максимально упростили выдачу белорусских виз для граждан Европейского союза. Даже отошли от принципа взаимности, установили для граждан Польши, Литвы, Латвии и Эстонии стоимость виз в размере 25 евро вместо 60, инициировали целый ряд предложений по установлению особых, более льготных условий пересечения границы приграничным населением и отдельными категориями граждан.

Словом, делаем всё возможное, чтобы избежать превращения границы с Европейским союзом в новый железный занавес, пересекать который будет позволено только лицам с тугими кошельками.

Общая граница — не только вопрос визовых отношений, но и целый комплекс взаимосвязанных проблем, включая борьбу с трансграничными преступлениями. А также совместные действия для четкой работы транспортной инфраструктуры, устойчивого развития приграничных регионов, связанных между собой неразрывными экономическими, этническими и культурными связями.

Всё это обусловливает реальный взаимный интерес Беларуси и Евросоюза к развитию подлинно партнерских отношений во всех областях сотрудничества. И мы всегда исходили из того, что основой такого партнерства должны быть взаимоуважение, равноправие, учет интересов друг друга и невмешательство во внутренние дела.

И сегодня число сторонников именно такого прагматичного подхода заметно растет в политических и экономических кругах членов ЕС.

Не случайно в последнее время движение на оси Брюссель — Минск заметно активизировалось. Состоялось несколько раундов политических консультаций Беларуси и ЕС, формируется прямой диалог в области энергетики, транспорта, транзита и экологии.

В завершающей стадии находятся переговоры о создании у нас полноценного представительства Европейского союза, с которым мы связываем особые надежды в развитии взаимовыгодного партнерства с Европой. Решения об открытии посольств в Беларуси приняли Венгрия и Швеция.

Хочу подчеркнуть, что не мы были инициаторами ухудшения политических отношений с Европейским союзом. Европейские чиновники сами себя загнали в угол в связи с надуманными темами политзаключенных и прав человека. Но мы и тут пошли навстречу. Я имею в виду досрочное, условное освобождение некоторых интересующих их людей, которые действовали по их указке, и поэтому они за них так ратуют. Людей, к которым Запад испытывает особые чувства. Вы знаете, что данные лица отбывали срок за конкретные уголовные преступления в соответствии с приговором суда. И их освобождение никоим образом не связано с оправданием совершенных преступлений, а обусловлено лишь гуманными соображениями. Мы закрыли эту болезненную страницу в наших отношениях с Западом и первыми предлагаем движение вперед. Теперь очередь Евросоюза продемонстрировать свои добрые намерения в отношении белорусского народа. И в ближайшее время мы увидим, каким будет это движение навстречу нам.

То, что я сказал, я говорю впервые. Мы более подробно в средствах массовой информации, на нашем телевидении об этом должны сказать.

Дорогие друзья! Основой суверенитета Беларуси и ее достойного положения в мировом сообществе является наша экономика, которая на протяжении десяти лет развивается динамично и устойчиво. Эксперты разных стран мира с возрастающим интересом говорят об особой, белорусской модели социально–экономического развития. Действительно, мы вправе гордиться тем, что не копировали чужой опыт. Творчески, с учетом реалий нашей Беларуси создавали и апробировали на практике собственную модель. Но это я сейчас так свободно могу говорить, что вот мы выбрали, у нас особая модель и так далее. Но копировать было не с кого. Могли пойти по пути России со всеми издержками. Мы–то сейчас их — издержки — видим, но тогда их не видели. Мы бросились создавать те же законы, что и в Российской Федерации. Но, как я сейчас понимаю, того шока наша страна и наш народ не выдержали бы, что пережил российский народ. России повезло, что подскочили цены на нефть и газ. А если б этого не произошло? Ведь баррель нефти в свое время стоил 8 долларов, сейчас — под сто. Соответственно и природный газ подорожал. А если бы мы загнали в яму свое государство и свой народ через шоковую приватизацию, остановку всех предприятий, распродажу и уничтожение, наверное, половины предприятий — и что бы осталось у нас? Мне тысячу моделей приносили, клали на стол, уговаривали. И я действительно сутками терзался, каким же путем пойти? А все смотрели на меня, кто с сожалением, кто заинтересованно, а кто–то — и их было немало — думал: «Пусть берет этот вариант, «грохнется», ну, туда ему и дорога». И когда мне было тяжело, я шел к людям, в том числе и к молодежи. И там я находил ответы на все вопросы. И тот путь мы создавали вместе, не я один. Жизнь его создавала. И мы спокойно, «памяркоўна», по–белорусски, выходили из той ситуации, в которой оказались в середине 90–х.

Я не говорю, что мы тут очень успешны. Но отошли от пропасти, в два раза увеличили производство. Почему мы так богато еще не живем, как нам хотелось бы? Потому что мы еще не умеем торговать. Производим прекрасный товар, а продаем за бесценок. Еще нам недобросовестные посредники «помогают». И объективная вещь: мы ведем борьбу за наше место под солнцем. Мы стремимся найти в экономике, во внешней торговле нашу нишу, завоевать ее. Потому что пустых мест нет. А чтобы завоевать, где–то надо даже на хорошие наши товары понизить цены. Это объективная вещь.

Я вам приведу один пример. Главное наше богатство и достояние из природных ресурсов — это калийные удобрения. Когда я стал Президентом, меня, помню, убеждали, что самая лучшая схема — это когда надо продавать через МКК — Международную калийную компанию (Москва). Я спрашиваю у своих руководителей объединений: а сколько стоит ваш товар на внешних рынках? Ну вот, допустим, в Китай и Индию продаем, а сколько там стоит тонна калийных удобрений? Не знают. Нам платили, как сейчас помню, 65 долларов на заводе, возле забора забирали калийные удобрения, около 7 миллионов тонн, и увозили продавать. Я тогда боялся разрушить этот рынок, знаний не хватало, а все были заинтересованы в существовавшей схеме. А потом создал Белорусскую калийную компанию в Минске. И сказал мировым игрокам: кто хочет, присоединяйтесь. Сразу один россиянин пришел. И мы стали лидерами на этом рынке. Мы тогда продавали на 600 миллионов, самое большое — на 700 миллионов долларов калийных удобрений. В этом году будет — миллиард триста. И те же объемы.

Точно так было с нашим металлом, точно так было с двигателями, с автомобилями и так далее. У нас приходили, забирали здесь и продавали там. Здесь платили пятую часть от стоимости этих товаров на мировом рынке. Это что, нормально? И мы потихоньку каждый год выруливали из этой ситуации и все больше и больше получали доходов для своей страны. Я часто привожу один пример. Став Президентом, я, образно говоря, не видел денег в стране. Хорошо, если у нас 2,5 — 3 миллиарда долларов был бюджет. Сегодня 17 миллиардов долларов бюджет нашей страны. Значит, экономика работает. Деньги же из воздуха не берутся. Конечно, это еще мало, это еще не все. Но я просил бы, оценивая политику в государстве и то, что происходит здесь, все–таки подходить к этому трезво. Надо сравнивать с тем, что когда–то было. Василий Иванович (Стражев) мне докладывает о средней зарплате по стране профессорско–преподавательского состава за прошлый год. Она примерно 500 — 550 долларов. А я ведь помню те времена, когда вы ко мне за руку, будучи министром, приводили ректоров и преподавателей, у которых и пятидесяти не было долларов. А ведь прошло совсем немного времени — и ситуация иная! Еще раз подчеркиваю, я далек от самолюбования и от того, что мы вот Бога за бороду взяли, мы все проблемы решили. Нет, есть еще масса проблем. Но эти проблемы уже лежат в плоскости не столько Президента Лукашенко, сколько в вашей. Потому что тот путь, ту концепцию, по которой должна развиваться страна, то направление, которое сегодня выработано, оно даже вами не критикуется. А это моя работа и тех, кто со мной работает. Мы определили, мы показали этот путь. Давайте теперь вместе по нему идти. И только в этом случае мы будем богаче. Кричать на улицах, заниматься критиканством — это не наш путь. Мы из–за этого очень–очень много можем потерять. От нас просто уйдут те, кто к нам стремится в страну.

Сейчас много разговоров об индивидуальных предпринимателях. Но кто знает, что, по сути, происходит? Вот приехал один из руководителей, недавно мне докладывал. Хорошие наши сторонники в Евросоюзе говорят: «Ну зачем вы так, пусть этот мелкий бизнес развивается, зачем вы его там душите?» Это они так в Европе воспринимают. И когда наш руководитель им рассказал, ему говорят: «Да вы что?! Что, у вас до сих пор такие отношения сохранились?» А в чем суть? Есть так называемые индивидуальные предприниматели. Раньше мы их называли как?

В советские времена их называли спекулянтами. Где–то купил, перепродал… Но пришел рынок, появились «челноки». Тогда некуда было деваться ни физикам, ни математикам, ни историкам — зарплат не было. Государство было виновато. Не я, а то государство, которое после развала Союза вытолкнуло многих из аудиторий преподавательских, умных, талантливых людей, и они начали торговать трусами, бюстгальтерами, топорами, молотками. Такое было время. Никто этому не препятствовал. Я попытался это привести в нормальное русло. Предоставили им льготы, но я сказал: имейте в виду, что эти льготы скоро прекратятся, вам надо будет конкурировать с огромными торговыми комплексами, которые мы строим, супер–, гипермаркетами и так далее, — это ж их прямые конкуренты. Вам надо будет конкурировать добросовестно с нашей легкой промышленностью, если вы сюда шмотки завозите сомнительного происхождения. Вот вам отдушина на границе — вы не платите налоги, НДС там и так далее, упрощенный для вас налог, чтоб бухгалтерия была меньше. Но это со временем уйдет, ведь это ненормально, это плохо. Помогли, поддержали, защитили их. Я сам по этим рынкам в свое время ездил, заставил органы власти советы создать, советоваться, защитить от хозяев, которые содержат эти рынки. Им понравилось. Но ведь мы договорились, что это временно. Если они не платят налоги на вещи, к примеру, которые они завозят, еще раз подчеркиваю, в основном некачественные, то они составляют недобросовестную конкуренцию нашим предприятиям, которые 100 процентов платят налогов. Какая ж тогда конкуренция по цене может быть? Нормально это? Ненормально. Более того. Это «окно» на границе, я, к примеру, так говорю, или льготы в налоговом законодательстве породили то, что многие бизнесмены, крупные юридические лица, начали торговать и работать через них (коль у них льготы). И мы обнаружили, что один индивидуальный предприниматель имеет товарооборот за год больше, чем крупнейшее предприятие. Почему? Потому что через них оформляются документы, эти бизнесмены тоже не платят налоги, то есть появилась криминальная «отдушина». И началась криминализация экономики. Потом принято было Правительством решение: коль ты индивидуальный предприниматель — работай и можешь нанять своих родственников, но не больше. А то у некоторых было 100, 300, 500, неограниченно было работников, через которых шел весь этот товар. Но это уже не индивидуальный предприниматель. Правительство предложило вариант: давайте это запретим. Они возмутились. А надо было сделать не так. Я уже об этом не единожды говорил, с чем и европейцы согласились. Для всех должен быть единый подход: есть ставка НДС 25, 30, 40 процентов — плати; есть налог на прибыль — как все, плати. И не надо никому ничего запрещать. Нанимай кого хочешь. А когда мы об этом им сказали, им расхотелось ходить по улицам Минска. Но я честно и откровенно говорю, что это будет, и очень скоро. Вот в чем конфликт. Мы никого не «душим».

И потом, я уже откровенно скажу, попросил наши соответствующие службы: поезжайте и посмотрите, как живут эти индивидуальные бедные предприниматели, на каких машинах приезжают на работу. Они это все засняли и мне положили на стол. Вы знаете, я таких марок иностранных автомобилей ни разу и не видел, эксклюзив кругом. Это «бедные», «нищие», «обездоленные», которые на глазах у студентов БГУ собираются, плачутся и требуют: выходите нас поддерживать…

Так что же это за элементы собственной экономической модели?

Во–первых, это социально ориентированная рыночная экономика. Если уж говорить о рынке, то я прежде всего в этом рынке приемлю и поддерживаю конкуренцию. Вот конкуренция — это то, что надо не глядя брать, и мы это делаем. Конкуренция всегда приводит к хорошим результатам. Но то, что это социально ориентированный рынок, — безусловно. Мы не можем наш народ бросить вот так, без всякой поддержки. Но сегодня вы должны иметь в виду, что и излишне баловать мы никого не собираемся. Каждый сегодня имеет возможность в стране иметь работу и зарабатывать. Мало одной, как бы это и непопулярно звучало из моих уст, идите на две, на три работы. Это не середина 90–х, когда некуда было пойти. Когда я, помню, на «Горизонте» был, там в основном женский коллектив, женщины рыдали: Александр Григорьевич, невозможно за 30 долларов прожить, и то не каждый получает, помогите, хоть чуть–чуть, хоть до 50 долларов. Поэтому рыночная социально ориентированная экономика — это одна из основ нашей экономической модели.

Во–вторых, отказ, непременный отказ от шоковых реформ, приводивших к обнищанию народа, применение эволюционных методов преобразований.

В–третьих, формирование эффективной системы управления — вертикали власти.

В–четвертых, активная организующая и регулирующая роль государства во всех социально–экономических процессах. Вот за это меня постоянно критиковали. Почему государство не уходит из экономики, из бизнеса и так далее? На что я очень просто отвечал: мы уходим там, где не можем справиться. Там, где мы можем управлять, там и будем управлять, вникать, и ни в коем случае не будем приватизировать то, что сегодня хорошо работает и приносит результаты. Придет время, приватизируем.

Хотите пример? Могу привести, я нигде эти цифры не называл. Совсем недавно мы продали долю в Беларуси в VELCOM, всем известная компания. Мы вообще туда ничего не вложили. Но порядка 600 миллионов долларов получили за свою долю. И это не контрольный пакет акций.

Сегодня нам предлагают уже миллиарды за контрольный пакет другой компании.

Я говорю: подождите, мы должны МТС контролировать, там мы хозяева, чтобы разбоя не было на этом рынке. Сегодня за третьего оператора — «БеСТ» — нам предлагают миллиард, чтобы купить его со всеми долгами. Подумаем…

В–пятых, взвешенная внешнеэкономическая политика, всестороннее сотрудничество с Россией и странами — членами СНГ.

Особо хочу отметить, что мы сумели оптимально использовать новые рыночные методы и элементы перспективного научного прогнозирования. Возродили пятилетние планы развития страны, внеся в них такое новшество, как выделение общегосударственных приоритетов. Это позволило в сложнейших условиях сконцентрировать силы и средства на главных направлениях развития. Всё это давалось с большущим трудом. Ваши родители, наверное, и сегодня с содроганием вспоминают лихие 90–е, когда Беларусь чуть не погибла в шторме либеральных экономических реформ.

В период с 1991 года до середины 90–х годов производство снижалось катастрофическими темпами. Инфляция достигала полутора — двух тысяч процентов в год. Сегодня мы говорим: 12 — 15 — много. Стремительно увеличивалась безработица. Финансовая система отсутствовала, не развалена была — она вообще отсутствовала. Слабость государственной власти и полный правовой нигилизм порождали разгул коррупции и организованной преступности. Чтобы предотвратить дальнейшую деградацию экономики, необходима была совершенно иная политика, такая, которая позволила бы отвести страну от пропасти. Мы шли, как говорят, от жизни, по тонкому льду, методом проб и ошибок, разрабатывали стратегию и тактику развития государства. И одержали победу над кризисом и беспределом.

Сегодня вы видите совсем другую страну, совсем другой Минск. Спокойную, уютную европейскую страну и, я уверен, благополучную в будущем.

По данным Организации Объединенных Наций, Беларусь находится на первом месте среди стран СНГ по индексу человеческого потенциала. В мире по данному показателю наша страна занимает 60–е места и входит в группу государств с высоким уровнем развития. И это не наши, не мои оценки.

Мы первыми среди государств СНГ по объемам промышленного производства превзошли рубеж 1990 года. Это наш самый высокий был показатель в советские времена.

За последние десять лет обеспечен ежегодный прирост ВВП более семи процентов. Это значительно выше, чем в среднем по Европе. Даже в минувшем году, несмотря на рост цен на энергоносители, ВВП увеличился более чем на 8 процентов.

Беларусь смогла дать людям самое главное — возможность работать и достойно зарабатывать на своей земле, на честно полученные доходы содержать себя и свою семью.

Уровень безработицы снижен до одного процента. Мы не всегда осознаем, какое это благо. Ведь во многих западных странах безработица — это главный бич. Представьте, как бы вы чувствовали себя, если бы знали: почти каждый пятый выпускник вуза окажется без работы. Да и вас бы в таком количестве не было бы. Не было бы, потому что вы никому не нужны были бы.

У нас обеспечивается ежегодный рост доходов населения. Сейчас средняя зарплата по стране составляет 350 долларов. Это почти в 5 раз больше, чем в середине 90–х. Размер трудовой пенсии составляет в среднем более 160 долларов и является одним из самых высоких среди стран СНГ.

Наш народ, это самое главное, не расколот на кучку сверхбогатых олигархов и нищее большинство. В особо трудных ситуациях государство всегда подставляет людям плечо.

Надо учитывать то, что наши граждане оплачивают менее половины жилищно–коммунальных расходов, менее половины. Остальное берет на себя государство. Тарифы на них хоть и растут, но не более 5 долларов в год (последние три года).

Не могу не затронуть вопросы, которые активно обсуждаются в обществе и в средствах массовой информации: упорядочение социальных льгот для населения. Поверьте, ни в одной стране нет такого объема и масштаба льгот и преференций, которые были у нас до последнего времени. Дальше такую нагрузку на экономику возлагать было невозможно. Все социальные блага оплачиваются из государственного бюджета, который формируется в основном из доходов предприятий и налоговых поступлений от населения. И здесь важен принцип социальной справедливости, чтобы средства из бюджета поступали наиболее нуждающимся. Поэтому целью принятых в последнее время мер было уйти от массовых, огульных социальных льгот и внедрить механизм адресной помощи.

Высвободившиеся средства направляются на решение первоочередных социальных задач: поддержку многодетных семей, финансирование программы «Дети Беларуси», существенно увеличены размеры пособий на детей, заметно расширился объем жилищных кредитов (по сути, бесплатных кредитов при нынешней инфляции), осуществляется частичное погашение задолженности по ним.

Почему я об этом говорю? Самая главная, катастрофически страшная проблема для нашего государства — слишком мало у нас сегодня населения. У нас должно жить около 30 миллионов человек. Нет людей — и землю некому будет защитить. Поэтому главный упор сегодня делается на то, чтобы вот вы, присутствующие здесь, имели как минимум по трое детей. Будет в семье трое детей — решим все проблемы. Будем «кувыркаться» с одним ребенком в семье — не будет страны. А о суверенитете и независимости потом никто и говорить не будет. Кто–то сегодня улыбается, но, я думаю, по–доброму улыбается, поддерживая меня. Мы сегодня льготируем семьи, у которых трое и больше детей, пятеро — уже бесплатная квартира. Когда такое было? Хоть мы сегодня не так богаты, но мы вынуждены на это идти.

Постоянный мониторинг всех процессов упорядочения льгот, анализ работы государственных структур покажет, какие корректировки надо внести, чтобы система работала эффективно. Мы не отказываемся от того, что где–то, кому–то надо дать больше денег. Если у ректора не хватит средств на бесплатный проезд студентов, когда это действительно необходимо, то мы дадим денег ректору столько, сколько он скажет, для того, чтобы честно потратить их на тех студентов, кому это надо. Вы определяйтесь здесь сами. И вы из села, и я из села. Я в субботу, воскресенье постоянно ездил домой для того, чтобы привезти картошки, сала, еще чего–то, чтобы нормально прожить неделю. Я это прекрасно помню, это совсем недавно было. И я считаю, что это надо сохранить. Но огульно, как бы ни непопулярно не звучало в этой аудитории, никто бесплатно ездить не будет. Просто у нас выхода другого нет, мы другого механизма не придумали, как поверить руководству университета, вуза, который будет тратить эти деньги.

Или мне говорят: «вот пенсионеры, ваш оплот и надежда, вот они против вас. Все против отмены этих льгот». Но я не понимаю, почему в городе–герое Минске, где мы миллиарды и миллиарды вкладываем в то, чтобы и тротуары были лучше, и магазины рядом, и аптеки, пенсионер должен бесплатно ехать? Куда? Магазин рядом, аптека рядом, товаров сегодня — дай Бог. Платить же надо и помогать и пенсионеру, и тому, кто нуждается, только для того, чтобы он необходимое смог получить для жизни. А здесь оно рядом — выйди на улицу, даже вот на первый этаж спускайся в магазин, покупай. Это же не на селе, что порой надо за два — три километра бедному пенсионеру идти. Видите ли, обидели минских пенсионеров. Чем обидели? Если ты хочешь каждый день на другой край Минска с Востока на Запад ехать для того, чтобы внучке, внуку отвезти шоколадку, побыть у своих детей, — купи билет и езжай.

Сегодня Беларусь, ну еще Россия не увеличили пенсионный возраст. Это давно перезревшая проблема. Но я обещал, что этого не буду делать. Пенсионерам уже все равно. Но тот, кто завтра пойдет на пенсию (а все мы с вами пойдем на пенсию, мы раньше, вы позже), они не хотят, чтобы был пенсионный возраст не 60 лет у мужчин, а 65, а у женщин не 55, а 60. Не хотят. Ну ладно, не хотите, я вас понимаю. Но не надо терзать руководство за то, что бесплатный проезд отменили в городе Минске. На селе нет этой реакции. Более того, мы подсчитали, а сколько же, если эти льготы, эти копейки разложить, сколько же каждый получает? Ведь далеко не каждый же пользуется льготами. Вышло меньше 3 долларов в год! И вы не заметили, что я дважды по 5 — 7 долларов добавил пенсии. Надо тебе ехать, бери эти деньги и плати. Чего на меня обижаться? Обижаются те, кто не 3 доллара в год расходовал на эти льготы, а, может быть, 300 долларов, но таких совсем немного в стране.

Следующее. Принцип справедливости. Какой же здесь принцип справедливости, если мы у одного забираем и все кричат, что налоги высокие. Вот Наталья Владимировна (Петкевич) присутствует здесь, заместитель Главы Администрации, ей было поручено организовать этот весь процесс. И она приходит ко мне и говорит: «Александр Григорьевич, не можем разобраться, ведь, чтобы льготы отменить, надо их знать». Как влезли в эти льготы, оказалось, что от Сталина еще льготы остались. С тех времен льготы! Я говорю: а кто ими пользуется? В ответ: а кто его знает?

Но и самое главное — проезд, он не бесплатный. Бюджет компенсировал владельцам транспорта их расходы. Скажите, а как посчитать людей, которые каждый день в автобусах показывали пенсионные и прочие удостоверения? Как их учесть? Их же никто не учитывает. Написали, нарисовали. Пришли, говорят: давай 200 миллиардов в год! И бюджет отдавал. Это же абсурд! Было этих поездок на 200 миллиардов, нет — никто не считал. Иждивенцев порождали. Это нормально? Это ненормально. То есть был целый комплекс проблем. Но самая главная проблема — это проблема несправедливости. Но опять же, мы огулом ни у кого ничего не забираем. Я, например, был сторонником, чтобы студентам их проезд, льготу оставили. Но какую льготу, я тоже предложил. Мне рекомендовали несколько вариантов: стипендии повысить, еще что–то и так далее. Я говорю: отдайте, если не знаете, как это делать, ректорам деньги. Пусть они посчитают. Установите порядок, а потом проверим, куда тот же Стражев дел эти деньги. Он должен их отдать только на проезд. Вот отсюда родилась идея отдать ректору право распоряжаться средствами. Сколько он скажет, столько отдадим, потом перепроверим. Я уверен, что будет до копейки точно. В каждой группе, я опять вспоминаю свои студенческие годы, все мы знали, что нужно тому или иному студенту. Может он прожить без помощи или не может. Сегодня среди вас очень много людей, которым эта помощь абсолютно не нужна, у которых родители нормально зарабатывают.

Такие никогда не придут и не скажут: отдайте вот этому парню или девушке. Я уверен. Поэтому здесь вы сами определитесь, а со временем мы наработаем эту систему — кому и как помогать. Все должно быть точно и справедливо. Поэтому на эти решения не обижайтесь.

Сегодня наша страна — это страна с открытой экономикой. Республика сегодня торгует более чем со 170 государствами мира. Доля экспорта в ВВП около 70 процентов. Сама экономика заставляет нас искать новые и сохранять традиционные рынки сбыта нашей продукции, сырьевые источники для обеспечения производственного цикла.

Сохранение высоких темпов экономического роста и повышение благосостояния людей возможны только за счет более эффективного использования энергоресурсов. Нельзя забывать, что энергетика — фундамент национальной экономики, а значит, национальной безопасности и суверенитета страны.

Гарантированно обеспечить Беларусь более дешевой электроэнергией поможет строительство современной, надежной атомной электростанции. Ее возведение позволит снизить потребность государства в импортных энергоносителях почти на треть.

Наши оппоненты пытаются заработать себе политические дивиденды, спекулируя на радиофобии части наших белорусских граждан. Они намеренно умалчивают о том, что современные атомные электростанции на несколько порядков превосходят Чернобыльскую АЭС по уровню надежности. При этом они наносят значительно меньший вред окружающей среде, чем теплоэлектростанции. О том, что использование АЭС — дело безопасное и выгодное, свидетельствует пример Франции, где более восьмидесяти процентов электроэнергии обеспечивают именно атомные станции. Сейчас многие страны — США, Великобритания, Германия, Швеция, Япония, Россия и Китай — интенсивно развивают ядерную энергетику. И мы не можем отставать от мировых тенденций.

Еще хочу высказать одну мысль. Меня часто спрашивают: чем вы гордитесь из того, что сделано в ваш период президентства? Скажу откровенно, чем хочу быть горд. Первое — выход в космос, мы это обязательно сделаем. Вся инфраструктура и Центр управления полетами сегодня создаются в Беларуси. А второе — строительство атомной станции. Это не рядовые вещи. Вы должны понимать, что это ваше будущее. Для того чтобы стать космической державой, нужен, может быть, скачок на порядок в интеллектуальном развитии страны. И я пошел на это не потому, что нам так уж безотлагательно надо зондировать Землю и видеть, что делается. Нет. А для того, чтобы научная школа была. Для того, чтобы мы на порядок были умнее. Для того, чтобы мы могли потом, продавая, грубо говоря, свои мозги, получать хорошие деньги. Чтобы не только тракторы, болты и запчасти по миру развозили, а в одном дипломате на миллиард везли нашей интеллектуальной собственности. Вот для чего мной было принято решение, и я сегодня заставляю тратить деньги на эти современнейшие, новейшие технологии. В результате другие страны, в том числе Китай, нас просят: мы хотим такой спутник, который строите вы. Аппаратура для съемок любой части Земли самая современная в Беларуси, и она еще более прогрессивной и современной стала. Потому что деньги вложили. И наши ученые, и производственники смогли еще более современную аппаратуру произвести. Ее в мире никто не производит. И сегодня вместо этого проекта — БелКА — (упала, к несчастью, ракета, с семнадцатью спутниками, разбилась) через два года будет новый, еще более современный. Как мы говорим, не было бы счастья, да несчастье помогло. Спичечный коробок снимаем на Земле нашей аппаратурой из космоса! Россияне заинтересованы, предлагают: давайте включим вас в систему космических программ в России. А это выгодно, это деньги. Но это уже и на порядок выше уровень. И у нас специалистов для этого мало. Так что идите, стремитесь, зарабатывайте эти деньги. Тут, в БГУ, и прикладная механика, и математика — все на высочайшем уровне. Это же для вас сделано!

А атомные станции? Что, мы туда с лучшего минского завода направим людей, и они смогут работать? Уже сегодня, и БГУ прежде всего в этом участвует, чтобы подготовить людей для работы на атомной станции, мы создаем новое направление как в науке, так и в образовании.

Атомная станция заместит на первых порах 15 — 20 процентов энергии. Это тоже важно. Но это первый блок, а будет и второй, может, и третий, четвертый, после меня, может, и больше построят. Но я твердо убежден, что мы должны это сделать не только с точки зрения экономической или же энергетической безопасности нашего государства. Это — повышение интеллекта.

Главным приоритетом социальной политики белорусского государства является гармоничное развитие человека, формирование эффективных систем здравоохранения, образования, развитие науки, инновационной деятельности.

2006 год был в нашей стране Годом матери, 2007 — Годом ребенка. Пристальное внимание государства к семье и детям, усиление их государственной поддержки дали свои положительные результаты. Только в январе — ноябре 2007 года число родившихся возросло почти на 8 процентов по сравнению с 2006 годом. Вот здесь вице–премьер Александр Косинец находится, которому первое, что я поручил, когда его назначал на должность: посмотри на детишек, сделай так, чтобы у нас смертность среди детей и матерей была на самом низком уровне. Я ему сразу сказал, что ничего мы не сделаем директивно, пока ты каждую смерть ребеночка не возьмешь на свой контроль. Сделай так, чтобы вся информация приходила к тебе. И спрашивай за это железно. И результат едва ли не лучший в мире. А прошло–то всего два года.

Нынешний год объявлен Годом здоровья. И это надо понимать в самом широком смысле слова. Год здоровья станет временем осуществления ряда важных дел общенационального масштаба. Будет проведена полная диспансеризация всего населения страны. Нам нужны здоровые люди.

Мы развернем целенаправленную работу по вовлечению граждан в регулярные занятия физической культурой, проведем общенациональную кампанию по пропаганде здорового образа жизни. Словом, отличительной чертой нынешнего года станет мода на здоровье, физическое совершенство и нравственную красоту. Поэтому я призываю вас и всех белорусских студентов отметить Год здоровья отказом от всех вредных привычек. Приучите себя к регулярным занятиям физической культурой. Вот это я вам могу рекомендовать на 100 процентов.

Однако, занимаясь здоровьем, мы не будем забывать о дальнейшем развитии образования и науки. Ведь нет ничего бесполезнее и опаснее для общества, чем здоровый дурак.

Отечественная высшая школа — предмет нашей законной гордости. В Беларуси на 10 тысяч населения приходится 425 студентов. Это один из самых высоких показателей среди государств Европы. Сегодня в наших учреждениях обучаются более пяти тысяч иностранцев, что подтверждает конкурентоспособность белорусского высшего образования. Их еще больше будет. И куда бы я ни приехал, практически первый вопрос: можете ли вы нам подготовить специалистов по всем специальностям. Раньше говорили: только врачей или инженеров. Та же Венесуэла готова у нас готовить огромное количество студентов. Это тоже хороший источник доходов для наших вузов.

Беларусь стала общим уютным домом для людей разных национальностей и вероисповеданий. Мы составляем единую историческую общность — белорусский народ. У нас общие цели и задачи — укрепление суверенитета страны, развитие экономики, повышение благосостояния наших людей. Именно в единстве народа наша сила и залог успешного продвижения вперед.

Каждый из нас должен осознавать, что он прежде всего — гражданин Республики Беларусь, а потом уж — белорус, русский, украинец, еврей, татарин, верующий или атеист.

Наши недоброжелатели уже не раз пытались вмешаться во внутренние дела страны, разыгрывая национальную карту, искусственно раздувая «польский», «еврейский» вопросы.

Свежий пример — принятие Сеймом Польши закона «О карте поляка». Меня предупреждают: он может нанести ощутимый вред нашему государству. Должен сказать: не получится!

Не так давно, кстати, Венгрия пыталась ввести такую же карту для своих диаспор. Однако тут же последовали резкие протесты от Румынии, Словакии и Австрии. Тогда международные организации признали такую практику нарушением прав человека, заметьте.

К сожалению, сейчас такой дружной и согласованной позиции от европейских стран пока не последовало. И нам в очередной раз приходится сталкиваться с двойными стандартами в отстаивании своих законных прав и интересов. Обойдемся…

Беларусь заинтересована в добрососедских партнерских отношениях с Польшей. Наши народы связывают многовековые традиции, дружба и взаимопонимание и жизнь в одном государстве.

Мы высоко ценим вклад всех конфессий и национальностей в формирование общей культуры белорусского народа, даем людям широкие права и возможности для удовлетворения своих религиозных потребностей и развития национальных культур, соблюдения обычаев. Но мы никогда не допустим раскола общества по религиозному или национальному признаку. Любые проявления нетерпимости и розни, разжигание вражды и экстремизма у нас встретят решительнейший отпор.

Западные СМИ любят упрекать нас в том, что мы якобы препятствуем развитию гражданского общества. Какое препятствие, если у нас сегодня работает более 2 тысяч общественных объединений? Действует 15 политических партий. Разве это не лучшее доказательство существования в Беларуси гражданского общества?

Я считаю, что основу нашего гражданского общества, исходя из наших традиций, составляют местные Советы депутатов, профсоюзные, молодежные, ветеранские и женские организации. В совокупности они объединяют более шести с половиной миллионов человек. Это — большая сила. Другое дело, что она не всегда достаточно активно себя проявляет.

Необходимость сохранения и укрепления единства белорусского народа — отправная точка в отношениях государства и гражданского общества. Не вместо, а вместе — этот принцип должен стать основой их взаимодействия.

Государственным органам нужно шире привлекать общественность к разработке проектов правовых актов, затрагивающих интересы большинства граждан. Учитывать их мнения и предложения.

Говоря о политической системе страны, не могу обойти две излюбленные темы наших оппонентов — отсутствие в Беларуси демократии и преследование оппозиции. Прямо скажу: это недобросовестные спекуляции. Посмотрите, важнейшие вопросы решаются у нас только через прямое волеизъявление граждан. Референдумы, выборы, всебелорусские народные собрания — это те формы реального народовластия, которые позволяют считать страну демократическим государством в прямом смысле слова. У нас выработана оптимальная избирательная система. Может быть, белорусская модель демократии отличается от принятой в странах Запада, которая формировалась уже более 300 — 400 лет. Но ведь демократия — это здание, которое нужно строить постепенно, начиная с фундамента. Это во–первых. А кто сказал, что все эти здания должны быть похожи на те, которые построены в Германии или Америке? И здесь важно воспитывать уважение к действующему законодательству, к тому, что у нас есть. Не менять его надо, а исполнять, привыкать к порядку, к системе. Тогда и правосознание у людей будет высокое.

В последнее время в Беларуси значительно укрепляются качественно новые отношения между государством и гражданином.

Однако движение государства навстречу человеку не должно быть односторонним. Я уже об этом несколько раз говорил. Нам надо искоренять правовой нигилизм даже на бытовом уровне.

Казалось бы, обычные ситуации: переход дороги в неположенном месте, пьянки в парках и скверах, нецензурная брань в автобусе. Зачастую мы смиряемся с ними: мол, с кем не бывает? А ведь всё это — правонарушения, которые не совместимы со статусом уважающего себя гражданина демократического правового государства.

Давайте возводить правовое государство вместе, по кирпичику, а не надеяться на чужого дядю, который приедет и в один миг нам здесь что–то сделает.

Ведь именно такие лживые сладкие сказки пытается рассказывать нам так называемая, всегда так говорю, оппозиция. И в который раз хочу вам подтвердить, дай Бог каждому президенту такую оппозицию. Говорят: зачем вам самим думать, стараться и работать, лучше перекроить страну по указке Запада — и все сразу у нас станут богатыми и счастливыми. Скажу откровенно: оппозиция, существующая на зарубежные деньги (а это даже никто не станет среди вас отрицать), — это не оппозиция, это — боевые отряды по проведению чужих интересов и политики у нас в стране. Этим они и занимаются. Вы можете спросить: а почему Вы это терпите? Терпим, пока это терпится…

Я им часто говорю: будете дестабилизировать в стране существующее положение — на всю катушку получите. Пока вы обманываете Запад, который вам миллионы подбрасывает, я это рассматриваю как инвестиции в наше общество: кто–то дом построил, кто–то автомобиль купил, кто–то в магазин пошел, — они же…. Ни один не работает, а живут хорошо. Лишний миллион долларов, он же в стране останется. У них же, в конце концов, дети есть, их надо учить, одевать, кормить. Пойдут в магазин, купят — это тоже инвестиции в нашу страну. Я так, полушутя, всегда говорю. И я всегда старался порядочно поступать по отношению к ним.

Приведу один пример. Помните, как его называют, белорусский «майданчик» или «майдан» (это журналисты придумали)? Все же было ну до смешного смешно (извините за тавтологию). Когда они увидели, что «майдан» не получается и что с одного щелчка они вылетят с этой площади, они через своих людей обратились ко мне: скажите Президенту, что нам надо лицо сохранить, ну пусть нас не трогают, ну посидим мы тут перед западными журналистами сутки, двое, трое, ну неделю, ну пусть потерпит. Я говорю: хорошо, ладно, надо лицо сохранить оппозиции, давайте сохраним. Сидят день, сидят два. Мы терпели там пьянки, курево. Скажу откровенно, даже сутки терпели употребление там наркотиков. Но потом мэр Михаил Павлов пришел и доложил, что они устроили туалет, поставив палатки на люк канализации, всё там загадили. Я предложил поговорить, может, согласятся почистить, ведь еще же три дня, я же обещал.

Но как только спецслужбы зафиксировали звонки из Брюсселя с указаниями держаться и как действовать и мы увидели, что начинается «прилив», я говорю: это уже нарушение нашей договоренности, час времени — и там никого не должно быть. В четыре утра там никого не было. Так чего на меня за это обижаться?!

Какие они мне, такие оппозиционеры, оппоненты? Мне их надо беречь и лелеять, чтобы других не было, только чтоб они остались. Ну такая у нас оппозиция, что делать…

В Беларуси, кстати, восемь оппозиционных партий. Вот вам задам в этой аудитории вопрос: вспомните хоть одно доброе дело, которое они сделали? Ну, называйте. Преподаватели пусть назовут, у них память подлиннее. Некоторые из них сочувствовали нашей оппозиции. Я это нормально воспринимал. Ну так назовите эти хорошие дела. Мне уже, знаете, что сегодня говорят: Александр Григорьевич, чтобы респектабельнее выглядеть парламентским выборам, — в Парламент — проведите Вы туда оппозиционеров, пусть их человек двадцать там сидит. Я говорю: погодите, вы же демократы, вы же за правовое государство, как же я их должен провести туда и посадить?

Я вам просто говорю: если вы хотите жить в нормальном спокойном обществе, растить детей, если вы хотите со своим ребеночком, положив его в коляску, спокойно пройти по Минску в любом месте, вы думайте о своем будущем. Стройте с



Календарь

Июль 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь   Авг »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100