История современного белорусского терроризма

Взрыв в Минске правоохранительные органы расценивают как особо злостное хулиганство. Однако от статьи “Терроризм” обвинение отделяет только мотивация того, кто пронес взрывное устройство к стеле. Если взрыв, прозвучавший в главный официальный праздник, имел целью напугать людей, внести смуту в общество, то это будет трактоваться правоохранителями как террор. Правда, чтобы сделать какие-либо заключения, для начала надо найти преступника.

Тем не менее “Народная воля” решила выяснить, были ли у нас уголовные дела, которые расценивались как терроризм? Или проходили рядом, по тонкой грани правовых классификаций.

Первая кровь

Именно по статье “Терроризм” было возбуждено уголовное дело после того, как воскресным вечером 20 сентября 1993 года в 21.00 в Гродно прозвучали выстрелы. Во дворе собственного особняка, расположенного в центре города, просто в упор был убит председатель облисполкома Дмитрий Арцименя. Арцименя в тот день собрался отвезти рассаду на дачу…

Спустя несколько месяцев в антикоррупционном докладе Александр Лукашенко начал разоблачать “клан Арцимени” и договорился до того, что обвинил и жену, и сына в том, что в момент гибели Дмитрия Константиновича они якобы находились в Польше и занимались бизнесом. Те написали в парламент; письмо огласил председатель Верховного Совета Мечислав Гриб. Лукашенко, на лице которого остановилась в этот момент телекамера, сидел мрачный и сосредоточенный. Когда он позже приедет в Гродно с агитационной поездкой, выступая во Дворце культуры текстильщиков, он спросит, есть ли в зале Галина Арцименя, и извинится. Видимо, это был единственный раз, когда будущий президент по доброй воле извинился перед оскорбленными им людьми…

Убийство это так и не расследовано. В числе рабочих версий – некие криминальные разборки, при помощи которых губернатор решал коммерческие вопросы. Вспоминают, что в Гродно тогда тормознули эшелон с ценным металлом, и Анатолий Собчак лично звонил и просил отпустить эшелон. Арцименя же решил, что деньги от продажи металла очень понадобятся “Азоту”.

Дело было возбуждено по ст. 63 УК – “Терроризм”. Преступники не найдены.

Взрыв в Могилеве

Дело об убийстве руководителя Комитета госконтроля по Могилевской области, депутата Палаты представителей Евгения Миколуцкого стало единственным, которое дошло до суда. Возбуждалось оно также по статье “Терроризм”, однако суд не нашел в действиях обвиняемых состава этого преступления. Первоначально взрыв радиоуправляемого устройства 6 октября 1997 года был расценен главой государства как теракт, направленный в том числе и против него. “На тех, кто стоит рядом с президентом, началась беспрецедентная охота”, – так сказал Лукашенко на панихиде. Охота началась и на предполагаемых террористов. Могилев просто трясли. Всех подряд. Сообщалось, что в результате обысков было изъято около 7 тонн оружия. Позже появились и подозреваемые. Но главным обвиняемым, тем, кто якобы и организовал теракт, оказался бывший сотрудник спецслужб Валерий Ткачев. Странным образом он до суда не дожил: покончил с собой в СИЗО КГБ, повесился прямо лежа на кровати. Это, конечно, официальная версия, но есть и другие.

Суд был закрытым. Но на нем так и не было выяснено, кто и за что убил Миколуцкого. Следствие как бы продолжается.

Призрак освободительной армии

В 1997 году, незадолго до убийства Миколуцкого, по Беларуси прокатилась серия странных происшествий, первоначально расцененных как теракты. Это был единственный случай, когда нашлась организация, взявшая на себя ответственность за правонарушения. Исполнителем назвала себя Белорусская освободительная армия, о которой ни до того, ни после никто не слышал.

В ночь на 1 апреля 1997 года в Минске было обстреляно российское посольство, выбоины от пуль нашли и на соседнем жилом доме. Рядом с местом происшествия был обнаружен автомат Калашникова и несколько стреляных гильз.

4 апреля сработало взрывное устройство в подъезде дома по ул. Авакяна, в котором проживали рабочие авиаремонтного завода.

28 апреля серьезную аварию вызвал взрыв на газокомпрессорной станции в Крупках. 30 апреля неподалеку от Узды вновь прогремел взрыв на газопроводе. Пострадала вторая нитка магистрального газопровода Торжок–Минск–Ивацевичи. 3 мая Пресс-службой президента было заявлено: оппозиция в лице БНФ способна к формированию террористических груп. Будто рояль в кустах “террористы” объявились. В день взрыва на газопроводе в редакцию газеты “Свабода” подбросили письмо. “Эти акции – предупреждение московским “интеграторам” и их белорусским холуям”, – было сказано в анонимном послании, подписанном БОА. Террористы высказали требования: “Восстановление действия Конституции Беларуси образца 1994 года, установление в стране демократического строя, борьба с режимом Лукашенко, противодействие имперским стремлениям России аннексировать Беларусь”.

10 сентября случилось еще одно ЧП: сработало взрывное устройство в здании Советского и Минского районных судов, в результате практически полностью был уничтожен архив.

Воспользовавшись благовидным предлогом, власть начала подготовку декрета “О терроризме”. Хотя правоохранительные органы ни по одному из событий не возбуждали дела по статье “Терроризм”. Естественно, виновных так и не нашли, а Белорусская освободительная армия исчезла сама собой. Кто стоял за всем этим, думается, вопрос риторический.

Террорист-одиночка

Вечером 3 апреля 1998 года у подъезда №3 здания Администрации президента был задержан уроженец Гомельской области некий Григорий Бенчук, 1938 года рождения, у которого изъяли самодельное взрывное устройство, состоящее из двух тротиловых шашек, общим весом 370 граммов, огнепроводного шнура длиной 43 см и капсюля-детонатора КД-8С в стальной гильзе. Неряшливо одетый Бенчук, путаясь в словах, требовал встречи с руководством страны. В тот же день КГБ возбудил уголовное дело. По статье “Хулиганство”. Спустя непродолжительное время производство прекратили – в связи с невменяемостью подозреваемого. Вместо тюрьмы Бенчук был отправлен в психиатрическую клинику, из которой благополучно вышел лет пять назад и поселился на окраине Речицы.

Страдающий шизофренией Бенчук – едва ли не единственный человек, которого задержали со взрычаткой в непосредственной близости от президента. Хотя спецслужбы неоднократно заявляли о таких покушениях.

В июне 1996 года еще один человек с расстроенной психикой – Александр Зюльков, бывший водитель, прошел в минский детский сад №511 и, угрожая взрывным устройством, размещенным в чемодане, закрылся в помещении с 15 детьми.

Требования Зюльков выдвинул сразу же: они касались иска о защите чести и достоинства к РКПБ “Новинки” за выставленный ему диагноз “хронический алкоголизм с деградацией личности”. В итоге “террорист” был смертельно ранен снайперами двумя выстрелами в голову.

Гранаты в посольстве

30 мая 2001 года, накануне саммита СНГ, случился инцидент в российском посольстве. Ночью через забор посольства были переброшены две гранаты РГД-5. Пострадавших и разрушений не было. Подозреваемых разыскивают до сих пор.

Витебские взрывы

В сентябре 2005 года взрывы прозвучали в Витебске. Сначала – 14 сентября – взрывное устройство сработало на остановке общественного транспорта в центре города. Затем 22 сентября прозвучал второй взрыв. Пострадали два человека. Однако очевидцы рассказывают, что если бы взрыв раздался на пару минут позже, то жертв было бы намного больше, потому что взрывное устройство находилось как раз в том месте, где люди шли с концерта. Концерт, правда, в тот день затянулся, что и позволило избежать многочисленных жертв…

Что это было, кто стоит за всем этим, так и остается неизвестным. Витебские взрывы до сих пор не расследованы.

Вывод

Психически больные “террористы” сами приходят в правоохранительные органы. А остальных наши доблестные службы почему-то упорно не находят.

Для сведения

Словом terror древние римляне обозначали страх. Уголовный кодекс трактует терроризм как преступные действия, совершенные в целях устрашения населения и давления на государственные органы. Случаи терактов известны едва ли не с момента возникновения первого государства. Однако к началу 50-х гг. прошлого столетия было заявлено, что терроризм на территории СССР, как и структуры, заинтересованные в проведении терактов, искоренены. Спокойствие продолжалось недолго. В конце 1978 года серию терактов провела армянская нелегальная партия “Дашнакцутюн”. Самодельное взрывное устройство, заложенное ее членами – Затикяном, Степаняном и Багдасаряном, трижды сработало в Москве – на ул. 25 Октября, в магазине на площади Дзержинского и в вагоне поезда метро между станциями “Измайловский парк” и “Первомайская”. Последний взрыв унес жизни 29 человек. Задержанные террористы объяснили, что “боролись против советского строя и Москвы”, а потому “решили мстить русским, неважно кому именно”.

До этого случая террор носил “индивидуальный характер”: 22 января 1969 года во время церемонии встречи космонавтов младший лейтенант Ильин произвел 14 выстрелов из двух пистолетов Макарова по машине, в которой должен был находиться Брежнев, а 7 ноября 1990 года Шамонов – один из участников демонстрации на Красной площади – стрелял из обреза по трибуне, на которой стоял Горбачев. Оба террориста были признаны невменяемыми. После распада СССР ситуация в бывших союзных республиках обострилась.

Отдел расследований “Народной воли”



Календарь

Июль 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь   Авг »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100