Сергей Скребец. МНЕНИЕ. Феномен Козулина

В современной истории сложилось так, что политики и обслуживающие их журналисты борются с конкурирующими «сильными мира всего», в Беларуси — кроме этого — власть неизменно стремится окончательно добить тех, кто временно ей проиграл. Неутихающие наезды на Александра Козулина, осуществляемые как придворными идеологами, так и рядом деятелей, причисляющих себя к оппозиции, свидетельствуют лишь об одном: этот опальный деятель — даже находясь в политическом заключении — по-прежнему воспринимается как реальный противник. Вал нападок на Козулина обусловлен именно тем, что он опасен.

Поразмышляем над этими обвинениями и — естественно — еще раз оценим масштаб этой личности.

До появления «феномена Козулина» местные инакомыслящие представляли собой группку из нескольких тысяч человек, с рейтингами лидеров, находящихся ниже статистической погрешности, с малотиражными газетами, читаемыми ими же самими. Да еще и с авторитарными повадками, наилучшим образом характеризующими всю массу «демократических оппозиционеров».

Для нормальных простых людей именно то, что от Козулина с самого старта его собственно политической (а не административной) карьеры шарахнулись все «штатные» деятели оппозиционной песочницы, сыграло положительную роль. В Беларуси привыкли: если на тебя плохо реагируют местные борцы с властью, то ты — просто порядочный человек. Такова — увы — наша местная реальность.

По слухам, Козулин «купил» социал-демократическую партию. При этом ее рейтинг на протяжении всех последних лет был стабильно ниже его личного рейтинга, обретенного практически сразу после создания движения «Воля народа». Кто кому оказал услугу? По-хорошему, партии следовало бы приплатить Козулину за такой (как сегодня уже во многом очевидно) мезальянс. Но нация у нас «жлобская» (спасибо за откровение барду-классику Виктору Шалкевичу), поэтому лидер должен еще и платить кучке престарелых политических «метров и метресс», дабы вдохнуть в них чуть-чуть «импэту».

Была бы в нашем Отечестве нормальная политическая система, Козулин за пару-тройку недель создал бы новую партию (и это обошлось бы ему материально — и, главное, морально — дешевле). Но здесь к легальному институту (типа политической партии) «в нагрузку» прилагается сонмище провокаторов, капризуль и просто алкоголиков. В этом и заключается специфика местного, тщательно «зачищенного», политического поля для любого нового самовыдвиженца на борьбу против режима.

Отсюда — у Козулина возникли многие, достаточно известные, проблемы. Но какое это имеет отношение лично к нему, а какое — к моральному облику части оппозиции, вопрос вовсе не риторический.

Многие (и среди вузовской интеллигенции, выходцем из которой он является, и среди «независимых интеллектуалов», и среди «штатной» оппозиции) приняли Козулина в штыки. Это было очевидно. Но хотел бы я видеть «Христа, приземлившегося в Гародне», который бы умудрился добиться любви одновременно и у первых, и у вторых, и у третьих. Первые — просто кормятся у государства из рук (в наилучшем случае с фигой в кармане), вторые и третьи — никого, кроме себя (да и то исключительно на кухнях), не представляют.

Добиваться доверия или — хотя бы для начала — попросту внимания Козулин был обязан именно среди обитателей «заводских районов» (что он блестяще и сделал в предвыборном выступлении по БТ). Были ли там огрехи?

Снимали Козулина государственные операторы, на государственном ТВ, на государственные деньги. И «партачили» ему как могли (это было заметно). Правда, они и местных сладкоголосых «колдунов» снимают почти аналогично — неуклюже…

У Козулина хватило мужества не упустить этот единственный, странно еще предусмотренный авторитарными законами, шанс действительно обратиться к массе людей. Штаб же иного оппозиционного кандидата упустил возможность даже свою прилизанную предвыборную программу донести до многотиражной и официозной «Советской Белоруссии».

Беда Козулина заключается в том, что он оказался не в состоянии личной харизмой моментально «перековать» не только чисто местные особенности национального менталитета (жлобство и злопыхательство), но и не лучшие качества любого «пост-советского» человека (удовольствие в глумлении над упавшим). Это именно его беда, но отнюдь не его вина.

Кто все же открыто поддержал Козулина? Разные люди, движимые различными мотивами.

В лице, к примеру, Алеся Пашкевича Козулиным заключался союз не столько с личностью (да простит меня этот молодой талантливый писатель), сколько со структурой (национальный «союз писателей»), стоявшей за ним. Так же и про иных аналогичных деятелей (это нормальная и общепринятая технология).

«Исключение» (единственный действительно культурный «тяжеловес») составил блестящий и всемирно известный Нил Гилевич. И обвинения в том, что Козулина поддержали исключительно из корыстных соображений, снимаются хотя бы этим «исключением», перевешивающим все «правила», вместе взятые.

Международная социал-демократия открестилась от Козулина и возглавленной им партии. Это говорит исключительно об облике давних европейских политических аутсайдеров — социал-демократов, а также об их плохой информированности. Здешние спецслужбы довольно-таки умело презентовали Козулина как российский проект, международная социал-демократия — с подачи многих местных интриганов — отнеслась к нему соответственно.

Козулина частенько упрекают в том, что его используют чисто «функционально». А когда политик любого ранга (включая Буша-младшего, не забывающего об интересах нефтяного лобби) функционирует как-то иначе? В Беларуси же все прежние персонифицированные колющие и режущие оппозиционные «инструменты» за истекший десяток лет сумели подтвердить только одно: свою функциональную «тупость». Это нормальная политическая логика: идет конкуренция программ (в нормальном политическом поле), поступков, позиций, харизмы, твердости духа. Выбираются достойнейшие — за ними собираются и элиты, и массы.

Козулин не согласился эмигрировать в ФРГ и активно заняться лечением собственной жены. У победы множество родителей, поражение — всегда сирота. Большевики шли к власти — как правило — отрекаясь от личного. 2005 год — преддверие выборов президента РБ. А когда еще было ввязываться в гонку, если относиться к этому действительно серьезно, а не отбывать «номер» или «выполнять задание», как многие оппозиционеры?

Если бы Козулин одержал победу, сейчас бы ему уже подыскали сотню жен с «достойными оппозиционными родословными».

Кто финансировал избирательную кампанию Козулина? Местные «пикейные жилеты» рассуждают о том, что это были «полукриминальные структуры».

Но вспомним: каждый местный бизнесмен — как только он попытается посмотреть в сторону оппозиции — становится объектом политических гонений по экономическим обвинениям (или пример директора МЗХ Калугина никому ничего не прояснил?) «Полукриминальные» — не просто оговорка. Зарубежные спонсоры оппозиции (особенно реальной — не завербованной местными спецслужбами) — все на свету. Местные «кошельки», потенциально готовые подставить плечо тем, кто не хочет сползания страны в пропасть, — это реальная «головная боль» для власти. Вот здесь привлекательность Козулина для местных «сильных мира», не до конца согнутых «батькой», была реально «стрёмна», вот этим он был и «особо опасен»…

Почему же Козулина продолжают травить? Интерес власти понятен: стремление окончательно уничтожить потенциально самого опасного конкурента. Но в этой грязной кампании явно засветились и иные «мыслители» и журналисты. Печально то, что ненависть ряда оппозиционных господ друг к другу явно превосходит их неприязнь к действующему режиму.



Календарь

Июль 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июнь   Авг »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100