Российские животноводы вовсе не рассчитывают на усиленные вливания со стороны государства по примеру Белоруссии

Молоко пошло на убыль. В России снизились цены на сырое молоко. Это сезонное явление, но из-за неуклюжего вмешательства государства в ценообразование на молочном рынке на сей раз оно проявилось резче обычного

«Мне невыгодно торговать по этой цене. Я оставлю у себя в стаде ровно столько коров, сколько нужно, чтобы обеспечить наши перерабатывающие мощности. Мясо подешевеет, неделю-две будем наедаться, а без молока надолго останемся», — горячится глава агрофирмы, вошедшей в сотню наиболее крупных и эффективных молочных хозяйств страны по версии Всероссийского НИИ аграрных проблем и информатики. И заканчивает неожиданно: «Когда по телевизору показывают нашего министра, рассказывающего о том, как хорошо государство регулирует сельское хозяйство, я отворачиваюсь. Либо уж регулируй всю цепочку, либо не лезь совсем». В апреле закупочные цены на сырое молоко в России упали с 12,5 до 7,5 рубля за килограмм.

Зеленые корма ни при чем

Снижение цен на сырое молоко случается в России каждый год. Происходит это из-за сезонных колебаний производства. По данным Молочного союза России, соотношение июньского предложения молока к ноябрьскому в целом по стране обычно составляет 1,6:1, а в отдельных регионах доходит и до 6:1. Исключением стало лишь жаркое лето 2007 года. Иными словами, ничего необычного вроде бы не происходит.

Но в этом году рутинный, по сути, процесс вызвал небывало сильный резонанс. Забили тревогу региональные СМИ, животноводы угрожают вырезать скот, местные власти с той же активностью, с какой в прошлом году боролись за снижение цен на продукты, теперь устанавливают минимальные уровни закупочных цен. Кто-то склонен объяснять истеричную реакцию на обычный сезонный тренд чистой психологией. Раньше, дескать, цена падала на 1,5–2 рубля с 6 рублей, а теперь всех испугало пятирублевое снижение, хотя торговля началась с уровня, вдвое выше.

Между тем в некоторых регионах животноводы отмечают, что привычное сезонное удешевление в этом году произошло на месяц раньше обычного, до того, как сказался эффект от уменьшения себестоимости сырого молока: коров не успели толком перевести на зеленые корма, а естественное увеличение надоев только-только началось. К тому же цены никогда не снижались так быстро. В прошлые годы все происходило более плавно. Наблюдатели склонны видеть в этом отголосок печально знаменитого осеннего моратория на рост цен.

На самом деле нынешнее падение — это реакция маятника на ценовой скачок, случившийся в конце лета 2007 года. Мораторий, введенный в середине октября, был по сути договоренностью между крупнейшими производителями и торговцами, тогда как мелкие игроки и молочного, и розничного рынка продолжали повышать цены. В результате, с одной стороны, потребительский спрос на молочную продукцию снизился, а с другой — производители стали выводить из ассортимента не дающие прибыли товары. По данным ACNielsen, в декабре–январе 2008 года по сравнению с августом–сентябрем 2007 года продажи этой категории в натуральном выражении сократились в целом на 5,9%: молока пастеризованного — на 1,4%, кефира — на 14%, сметаны — на 10,4%, творога — на 5,7%. «Пока сырого молока в январе–марте 2008 года было недостаточно много, даже в условиях высокой цены на него этот объем перерабатывался, продавался и потреблялся», — объясняет Владимир Лабинов, председатель Молочного союза России. Но стоило лишь начаться полосе сезонного роста предложения, как молоко вышло за пределы способностей переработчиков принять его. Тем более что после отмены в октябре 2007 года импортных пошлин на молочную продукцию розница стала закупать белорусские и украинские сыр и сливочное масло, спрос сместился, и российские сыроделы и маслоделы оказались затоварены. Наконец, чтобы компенсировать сокращение рентабельности, некоторые переработчики, воспользовавшись снижением мировых цен на сухое молоко, потихоньку стали использовать его вместо сырого.

Сейчас рынок ожидает новый ценовой капкан. Причина — предстоящее летнее снижение потребления молока. Обычно излишки приходится перерабатывать в товары длительного хранения: сухое молоко, сыр, сливочное масло, стерилизованное молоко. Однако чтобы это внутреннее производство было рентабельным, цена сырого молока в России должна быть сопоставима с мировой, иначе откроются возможности для еще более мощного наступления импорта. Между тем в марте российская цена была выше на 25–30%, а в Центральном регионе — на все 40%. Конкурентным уровнем молочники считают 9 рублей за килограмм — такой уровень позволит вписаться в мировой коридор цен и не разорить хозяйства. Но маятник уже слишком сильно качнулся вниз. Если ситуацию не удастся исправить, то многие хозяйства выйдут из игры, что в определенный момент вновь вызовет дефицит молока и повышение цен. Такие колебания способны свести на нет уже наметившийся эффект от трех лет реализации национального проекта «Развитие АПК».

Помогите системно

Единственное средство, одновременно решающее все проблемы молочного рынка, — стабильный рост предложения. Этому, однако, мешает отсталость российского молочного животноводства. Во-первых, фермы, все еще использующие в массе своей ручной труд, отстают по эффективности от зарубежных, что сказывается на себестоимости продукции. Удой на одну корову в России в среднем вдвое меньше, чем в Европе. Во-вторых, без современных технологий кормления и воспроизводства стада невозможно свести к минимуму амплитуду сезонных колебаний производства и сгладить тем самым ценовые колебания. Владимир Лабинов относит медленное совершенствование молочного животноводства на счет слабого менеджмента в отрасли. Он уверен, что плохие игроки рынка портят конъюнктуру хорошим игрокам. То есть тем, кто внедрил у себя правильные зоотехнические приемы.

Впрочем, даже передовые хозяйства не успели воспользоваться полугодовой высокой конъюнктурой, чтобы кардинально изменить ситуацию. «Мы только начали реконструкцию стойл крупного рогатого скота под более совершенные технологии. А теперь не знаю, как закончить: кирпич стоил четыре с половиной рубля, а сейчас — восемь. Кормовая база у нас своя, но ведь удобрения подорожали в два раза», — говорит Павел Чехлань, директор многопрофильного ЗАО «Агрокомплекс» в Краснодарском крае.

Хозяйства не справятся с проблемой без системной поддержки со стороны государства. Осенний опыт с заморозкой цен в этом смысле можно смело назвать антипримером. Политически конъюнктурное решение, наложившись на проблемы молочного животноводства, усугубило их дестабилизирующее влияние на рынок. И этого следовало ожидать. Во всем мире принято защищать малообеспеченные слои общества от подорожания продовольствия другим способом — выдавая талоны на питание. Выбрав самый неуклюжий инструмент снижения социальной напряженности, государство еще раз доказало, что у него отсутствует системная политика в области сельского хозяйства.

Первой в цепочке необходимых мер, как уже давно говорят участники молочного рынка, остается затянувшаяся подготовка законов, которые позволили бы всем четко определиться с собственностью на землю. В условиях неопределенности земельных прав хозяйства просто не заинтересованы вкладываться в более совершенные технологии.

Следующее звено — упрощение молочникам, решившимся на инвестиции, доступа к кредитам. Местные администрации работают неспешно: выработка решений по предоставлению льгот, начавшись в январе, завершается к апрелю. Сплошь и рядом компенсации на инвестиции, сделанные в начале года, доходят до адресата к середине лета. «Ты начинай, говорят, а мы потом тебе субсидии на кредитную ставку выпишем, — рассказывает Павел Чехлань. — Я тут посчитал, сколько в бюджете государства составляют налоговые поступления от сельского хозяйства. Очень малую часть. Потом же к нам в виде субсидий и возвращаются. Зачем? Может, проще освободить сельхозпроизводителя от налогов?»

И последнее. Животноводы уверяют, что готовы конкурировать с зарубежными коллегами, но на рыночных условиях. Речь идет о Белоруссии, с которой не существует таможенных границ и на государственном уровне подписаны на несколько лет вперед договоры о поставках молочной продукции. Между тем белорусские фермы, как и перерабатывающие мощности, модернизируются полностью за счет государства.

Российские животноводы вовсе не рассчитывают на усиленные вливания со стороны государства по примеру Белоруссии. Но им бы хотелось, чтобы власти увеличили поддержку сельскохозяйственной науки или, по крайней мере, создали мощную службу бесплатных консультаций и рыночного мониторинга по образцу той, что давно функционирует в США. Не говоря уже о подготовке кадров для села. «Эксперт Online», «Эксперт», «Эксперт Украина»

Полезные ссылки:

 RuFirms. Фирмы России - каталог предприятий и организаций.Firms of Russia - the catalogue of the enterprises and the organizations



Календарь

Май 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июнь »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100