Женский алкоголизм

Гонка за лидерством

Если мужчина не пьет на вечеринке вместе со всеми, у него интересуются, все ли в порядке со здоровьем. Если женщина пьет наравне с мужчинами, на нее косятся и намекают на неприличное поведение. Мужчине, чтобы выглядеть «настоящим полковником» в глазах окружающих, можно и даже нужно пить. Женщине — нельзя ни при каких условиях. Но это теория. На практике слабый пол в вопросах пития давно перестал быть таковым. Немецкая философия, в трех словах определившая женское предназначение — дети — кухня — церковь, терпит сокрушительное поражение. Милые, хрупкие создания, которым природой предопределено в первую очередь рожать и воспитывать детей, вытесняют мужчин с главенствующих позиций в семье, бизнесе, политике, руководстве… Надев брюки и прикурив сигарету, современные «вумен» предпочитают обсуждать дела насущные за бокалом пива или рюмкой коньяка. «Вумен» с сельской пропиской убивают в себе «и лошадь, и быка, и мужика» самогоном и брагой. Гонка за лидерством продолжается…

Из первых уст:

— Мне — 29. Семьи нет. Работа не радует. Я и раньше пила, но без фанатизма, как все. Творческая среда, а кто сейчас не пьет и прочая классика жанра. Чуть больше года назад случилась у меня страшная депрессия. И — понеслось. Пила одна. Дома. В хлам. В полхлама. Опять в хлам. С друзьями и подругами (такими же латентными алкашами). Пить на людях стыдно. И потом мои пьяные выходки — это уже не смешно даже. Утром — желание сбежать на другую планету. Пошла к психоаналитику. Он говорит, у вас проблем — выше крыши. Алкоголизм — побочный эффект. Кодировка не нужна. Нужны усилия. Согласна. Но сил нет. Последний раз напилась так, что даже не хочу об этом вспоминать. Когда доктор мне говорит: справляйтесь без пересадки на таблетки — и предлагает глицин, я начинаю беситься в духе «лучше бутылку виски и пистолет». И продолжаю пить. Очень хочу остановиться. Только не понимаю как. Зависимость? Наверное. Соблазны и соблазнители здесь ни при чем, ведь попиваю я в большинстве случаев дома в одиночку, хотя трезвенников в моем окружении нет. Есть друзья, которых в 7 утра «пичкают» глюкозой, что, конечно, варварство, но как еще подняться на работу?! А у меня жестокого похмелья почти не бывает. Иногда, в самых крайних случаях, сказываюсь больной и картинно кашляю в телефон с просьбой об отгуле. Два–три дня об алкоголе не думаю. Но потом все повторяется. К тому же разросся до гигантских размеров комплекс отличницы: любая неудача — повод для меланхолии и похода за бутылкой. А пьющая отличница — это вообще шок.

Алиса Н., 29 лет, менеджер PR–агентства, Минск.

Граммы. Градусы. Проценты

В контексте Года здоровья рост алкоголизации населения на 4 — 5 процентов особенно удручает. На диспансерном учете у врачей–наркологов числятся без малого 190 тысяч человек, из них более 33 тысяч женщин. По сути, на 100 тысяч населения приходится почти 2 тысячи «учтенных» алкоголиков, из которых треть — представительницы прекрасного пола. Реальная цифра, включающая тех, кто зависим от бутылки, но ни разу не был на приеме у специалиста, в разы больше.

Вроде бы причины пьянства известны, методы его лечения отработаны до совершенства (вопреки мифам алкоголизм не носит на себе печати неизлечимой болезни). Однако… Искоренение причин, уже относящихся, скорее, к части нашего менталитета, потребует не одного десятка лет. Для полного же избавления от недуга хоть и нужна малость — собственное желание выздороветь, но именно в этом дефицит и обнаруживается. Пока же приходится открывать новые отделения для лечения алкоголиков в юбках и нести невосполнимые утраты. Недавней новостью, например, стало заявление заместителя главврача Минского городского клинического наркологического диспансера Ирины Кононович о том, что количество женщин, страдающих от алкоголизма, увеличилось на 10 процентов. 4.355 белорусов умерло в прошлом году исключительно из–за пристрастия к горячительным напиткам, 973 жертвы «зеленого змия» — чьи–то матери, дочери, жены… Почти все они были, что называется, в расцвете сил.

Вообще–то глупо было бы удивляться и охать, перечитывая грустную статистику. Бутылка «беленькой» давно стала атрибутом жизни, синонимом маломальского праздника. Вам хоть раз приходилось ходить на день рождения к, допустим, 5–летнему ребенку в качестве подруги или друга его родителей? Замечали, как мама выставляет на стол рядом с тортиком и свечками спиртное? Казалось бы, алкоголю не место на детском празднике! Но нет же… Так принято. Взрослые друзья и подруги не поймут… Вот и выходит: больше нас, белорусов, пьют, пожалуй, только братья–россияне. У них на душу населения приходится по 19 литров чистого спирта в год. У нас — 10,6 литра. Если вычесть детей и стариков, редких убежденных трезвенников, получится, что пьющий и умеренно пьющий белорус вливает в себя до 30 (!) литров спирта. Хотя, по данным ВОЗ, показатель выше 5 литров уже считается проблемой!

Из первых уст:

— Я родилась со стаканом в руке. У нас в семье пили и пьют все: бабушка, дед, родители, старший брат. И мне ничего не оставалось, как присоединиться. Во–первых, чтобы «не выделяться». Невозможно оставаться трезвой в кругу алкоголиков. Во–вторых, другого способа отдыхать я не знаю. Соответственно все мои друзья — из той же категории. Пьющие подростки из пьющих семей. Школу я бросила в 8–м классе. В 16 родила дочь. В 17 — сына. В 18 лишилась прав на детей. В наркологии лежу в третий раз — поправляю здоровье после интоксикации. Лечиться не буду сознательно — бесполезно. Идти мне некуда. Образования и работы нет. Вернувшись к своей семье, снова запью. Стыдно? Больно? Иногда… Но у меня есть проверенный способ заглушить стыд и боль…

Инга Р., 19 лет, безработная, Минск.

Не пейте вы так. Упьетесь!

Ежегодно лечение в наркологическом отделении Республиканской клинической психиатрической больницы проходит около 1.000 женщин. Подавляющее большинство — тяжелые случаи, когда пациентам не смогли помочь специалисты ни городского, ни районного, ни областного уровней. В больничных палатах можно встретить и совсем молоденьких 17–летних девчонок, и седых 65–летних женщин. Безработные, пенсионерки и состоятельные дамы при должностях.

— Главная причина растущего женского алкоголизма — стресс. Увы, наши дамы не умеют расслабляться после напряженного рабочего дня, переключаться на позитив после семейных неурядиц, — убеждена заведующая наркологическим отделением Республиканской клинической психиатрической больницы Татьяна Будницкая. — А стрессов в современной жизни хоть отбавляй. Приходится думать не о душе, а о том, как заработать больше денег, продвинуться по карьерной лестнице, как адаптироваться к изменениям социального статуса. Я уже не говорю о таких распространенных потрясениях, как развод, потеря близкого человека, болезнь… Утешение и релаксация приходят со 100 граммами. И знаете, что парадоксально: наше общество, в принципе, терпимо относится к пьющим женщинам, пока у них чисто в доме, дети досмотрены, на работе — без замечаний. Когда же в одном из критериев происходит сбой и наступает время пристыдить мать, хранительницу семейного очага, коллегу, увы, уже поздно. Достаточно полугода ежедневных «снятий стресса», чтобы заработать стойкую зависимость…

В отличие от мужчин представительницы слабого пола — не любительницы напитков покрепче и отдают предпочтение тому, что имеет невысокое содержание спирта. И пьют чаще в одиночку. Но именно повальному употреблению пива обязаны мы тем, что кривая количества алкозависимых упорно тянется вверх.

— Самая нелепая чушь, которую приходится слышать в последнее время, — о появлении пивного алкоголизма. Нет его! Как нет алкоголизма винного, водочного, самогонного, коньячного… Есть просто алкоголизм. Болезнь, вызванная употреблением всего, что содержит градус, в том числе и пива, — настаивает главный врач РКПБ Владимир Склема. — В пиве — 3 — 5 процентов алкоголя. Значит, чистого спирта в литровой бутылке — около 50 граммов. Доводим спирт до водочных оборотов. Получается, что литровая бутылка пива равна 200 граммам «беленькой». Женщины предпочитают пиво. И могут выпить его много. В переводе на водку — иногда гораздо больше, чем мужчины. Не хочу показаться скептиком, но с алкоголизмом, а тем более женским, рискуем проиграть сражение. Во всяком случае, мы под ударом до тех пор, пока нам не перестанут навязывать питие силой. Не удивляйтесь. Вы же телевизор смотрите. Друзья ради посиделок за бокалом пенного напитка отменяют полет, откладывают важные дела на потом… И пусть весь мир подождет, пока ты сопьешься…

Из первых уст:

— В следующем году мне стукнет 50. Некоторые в этом возрасте только начинают жить. Но у меня все закончилось еще 15 лет назад. Начать заново не хватит сил. Никак не могу вспомнить, когда впервые выпила рюмку. Что послужило поводом? Почему я втянулась, а выкарабкаться нет сил? Ведь была школа с золотой медалью. Сельхозакадемия с красным дипломом. Назначение секретарем парткома. Потом председательство в колхозе. Замужество по любви. Сын и дочь. Что осталось? Дети выросли. Приезжать в родительский дом не хотят. И я бы не захотела, знай, что ничего нового там не увижу: только пьяных вдрызг родителей, грязь, вонь, запустение… А я именно так и живу. Пропиты здоровье, карьера, семейный очаг — вся жизнь утоплена в рюмке. Понимаю это, а сделать ничего не могу. Трижды лежала в наркологии, два раза кодировалась, «подшивалась»… Любое лечение заканчивалось срывом. Сегодня трезвая благодаря тому, что в больнице…

Татьяна Л., 49 лет, сторож, Копыльский район.

Что не запрещено, то разрешено

— Алкоголизм, к сожалению, — причина высокой смертности населения, главный фактор семейного неблагополучия, низкой рождаемости, моральных и экономических потерь общества, — говорит председатель Постоянной комиссии по охране здоровья, физической культуре, делам семьи и молодежи Палаты представителей Национального собрания Олег Величко. — Поэтому сидеть сложа руки просто нельзя. В Беларуси реализуется уже вторая Государственная программа национальных действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма. О ее функциях и назначении говорит само название. Она в основном включает в себя профилактические мероприятия, рассчитанные до 2010 года. Есть и Закон «О рекламе», запрещающий рекламировать на радио и телевидении крепкие алкогольные напитки, а пиво — с 7 утра до 20 вечера. Мое личное мнение — необходимо полностью запретить рекламу слабоалкогольных напитков вне зависимости от времени или социальной (возрастной) ориентированности радио–, телепередач. Пьет в основном трудоспособное население, которое и так с 7.00 до 20.00 телевизор не смотрит, школьники в это время — на уроках. Именно после 8 вечера у семьи есть время и желание собраться у телевизора. А там: «Есть предлог!», «Не пропусти банку!», «Люди, пейте пиво! Оно вкусно и на цвет красиво!»…

Кстати

Самыми пьющими в мире считаются ирландки. 57% жительниц страны в возрасте от 17 до 30 лет злоупотребляют спиртным. Далее следуют англичанки (33%), немки (5%), потом, по убывающей, гречанки, итальянки, румынки и южноафриканки. В России — около 2 миллионов хронически пьющих женщин. Еще 10 лет назад на десять алкоголиков приходилась только одна женщина, теперь — 4.

У пьющих женщин вдвое чаще встречаются гепатиты и цирроз печени. Один запой безвозвратно разрушает 30.000 клеток головного мозга.

По сравнению с 2000 годом уровень смертности от алкоголизма увеличился в 1,7 раза, а среди трудоспособного населения — в 1,6 раза.

МОХОР Валентина, “СБ”



Календарь

Февраль 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Март »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829  

 

Реклама

Последние новости

Новости партнеров

Реклама

           



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100